A.N.JELL: Ты влип!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A.N.JELL: Ты влип! » ◦Корпорация "A.N." » Студия В


Студия В

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://www.custom-consoles.com/images/studio_gallery/skywalker_customdesk.jpg

0

2

Игровое время смещается на два дня. Погода меняется на пасмурную, местами с дождем. Ветрено и мерзко.

0

3

Одними из достоинств человека, по мнению Ли Хе Ми, являются адекватное понимание собственного места в обществе, соответствие навыков и способностей, умение найти ту среду, в которой можно почувствовать комфорт, двигаться к своей цели, не жалея и не оборачиваясь на прошлое. Все это девушка ценит в людях превыше всего и это именно то, что она упускала в настоящее время. Чтобы мечта стала реальностью, а не иллюзией, нужно бороться, нельзя отвлекаться, важно понимать ценность каждого упущенного времени, шанс достичь чего-то стоящего ничтожно мал для тех, кто живет, не зная труда, боли, ответственности, целеустремленности и упорства. Современное общество ни за что не станет помогать неудачнику, поэтому стоит подумать о собственном будущем каждому за себя. Хе Ми вынуждена скрывать свои истинные цели пребывания в студии, ей очень нужно выведать что-то действительно стоящее, нечто такое, что заставит Корею вздрогнуть, а ее начальника – дать ей полную свободу действий. Но все, чего она достигла за несколько дней пребывания в этом месте, где каждый, по сути, сделает все, чтобы помешать ей, она – по одну сторону, а все остальные – с другой. Отказаться от планов? Поменять цель в жизни? Конечно, редко кто в раннем возрасте сразу определяется с тем, кем стать в будущем, но не Хе Ми. Эта девушка не первый раз понимает, насколько ей важно писать, передавать чувства, эмоции, сопереживание без помощи жестов и мимики, простыми словами.
Удивление от того, что ей удалось пройти кастинг, было несоизмеримым с тем шоком, что она не может выведать ни малейшей тайны в столь популярной, шумной корпорации. Чего только стоит новичок в группе? «Довольно симпатичный», подумала Хе Ми, вспомнив об этом парне. «Жаль, что не он будет проводить это «занятие», Хван Тхэ Гён, безусловно, талантливый и красивый, но при всем этом, он кажется слишком жестким. Надеюсь, что я здорово заблуждаюсь по этому поводу… Ух, я опаздываю!!!» И действительно, прислушиваясь к каждой двери в поисках свежей информации, она потеряла массу свободного времени. Некоторые посчитали ее загадочной, таинственной девушкой, блуждающей в коридорах, мечтающей о сцене и фанатах… Ну да, конечно! Она мечтала разве что о том, чтобы первой узнать о сенсации в этой молодежной группе.
- Ааай, Хе Ми, ну как можно было так здорово проштрафиться? – вслух поинтересовалась девушка. – Надеюсь, что я не единственная опаздываю…
Конечно, привет, неудачница! Едва открыв дверь студии, она поняла, что единственное недостающее звено – Хе Ми собственной персоной. На щеках вмиг зарделся розовый румянец, поклонившись прям с порога, девушка решила извиниться. Совсем не в ее стиле опаздывать, да и стоило ли оно того? Теперь еще и опозорилась в таком-то месте, да еще и перед кумиром. Да уж, с началом новой жизни, Ли Хе Ми!
- Извините.

Отредактировано Lee He Mi (15 июня, 2012г. 03:19:12)

+2

4

По дороге к корпорации Тхэ гена накрыло дождем. Промокнуть он не успел, в машине прочная крыша, у подъезда хватило зонтика и короткой дистанции к парадному входу, чтобы не намочить солидный пиджак и дорогие туфли. С виду как всегда серьезный и сосредоточенный с утра солист пребывал в добром настроении духа, что уже недюжинный показатель. Даже пасмурная погода не играла свою роковую роль - для истинного брюзги даже одна капля грязного дождя может обратиться неприятностью. И если последнюю неделю Тхэ Ген ходил как крокодил на охоте, то с приездом Ми Не он все же стал более походить на добросердечного. Как у нее так получалось - объяснить сложно. Одно присутствие девушки действовало как доза успокоительного на истерическое состояние лидера. Улыбок стало больше, внимания и заботы, участия, даже в жизни Шин У. Это могли ощутить все в особняке, и хотя о том в открытую не говорилось, но с приездом Ми Не все стало как-то гармоничнее.
Рабочий день начался рано. По плану менеджера Ма сегодня предстояли занятия с "новобранцами". В отсутствие президента Ана, Ху И много времени уделял распорядку дня энджелов. И если в душе Тхэ Ген был недоволен такой перестановкой кадров, эта его мягкотелость, в связи с появлением Ми Не, сыграла свою роль. Проглотив собственное недовольство солист принимал его планы, если они все же были похожи на рациональные. Сам же менеджер сиял от счастья и ответственности, и будет продолжать задирать нос, пока Тхэ Ген не покажет свой характер.
Корпорация кишела сотрудниками, занятыми людьми, даже не смотря на то, что холл практически пустовал. По сравнению с тем, что здесь происходило на записи можно смело утверждать, что AN пустовала. Поднявшись на второй этаж, Тхэ Ген свернул направо, продвигаясь в сторону студии В. На "урок" должны были прийти претендентки, прошедшие "первый тур отбора". По условиям Тхэ Гена их должно было быть не более трех. И хотя Ху И сильно старался вписать еще человек с десять, хватило одного взгляда, чтобы Ма согласился разделить занятия по количеству присутствующих. Тхэ Ген слабо представлял себя в роли преподавателя. Петь он умел, да, играть - да, но объяснить человеку как звучать... это требовало больших усилий.
Он пришел на полчаса раньше. То ли потому что хотел столкнуться с Ми Не в стенах корпорации, то ли потому что хотел морально приготовиться к действию. Джемму поселили в общежитие к конкурсанткам, последний раз они виделись накануне вечером. Сегодня она должна была прийти в корпорацию, повидаться с теми, с кем успела завязать теплые отношения будучи еще Ко Ми Намом. Лестно было то, что ее многое связывает с корпорацией и она будет часто здесь появляться, но легкий флер ревности все же пробивался, сквозь холодную серьезность солиста.
Привалившись на рабочее место Тхэ Ген выставил перед собой привычные пол литра воды, стакан, закинул ногу на ногу и погрузился в папку с какими-то бумажками. Когда в студию начали входить девушки, он даже не отрывал глаз от занятия и молча ждал  назначенного времени, когда можно будет приступить к обучению. Первой явилась некая особа, любопытной наружности, по имени Ким Сун. Бросив на нее беглый взгляд, Тхэ Ген кивнул и воткнулся обратно в исписанные листы. Она была, скажем так, толстушкой. Не отвратительной, достаточно аккуратной, но тослтушкой. Ее пухлый розовые щеки выдавали недюжинную степень волнения и смущенности. Тихо присев на стульчик под окном она смирно сложила руки на коленках и так и не осмелившись проронить ни слова более, молча ждала указаний от солиста. Спустя две минуты вошла господа Хван. Эту он запомнил еще по записи, но не смотря на то, что лидер ее узнал, и она осталась без должного внимания. Затем стукнуло 11 часов утра, что означало - все обучающиеся на месте. Не тут-то было! Только энджел открыл бутылку с водой, плеснул себе в стакан, как в двери ворвалось еще одно чудо - слегка растрепанное и, что характерно, опоздавшее. Тхэ Ген искоса посмотрел на девушку. Тот, который был брюзгой и педантом до мозга костей не терпел опоздания, а значит можно смело говорить, что последняя барышня моментально оказалась в аутсайдерах, даже не открыв собственного рта у микрофона. На корявое "извините" лидер не отреагировал. Молча позволив опоздавшей присесть, он таки хлебнул из стакана воды и наконец-то соизволил заговорить.
- Тем, кто попал сюда случайно и не намерен посвятить себя тяжелой работе на сцене, лучше уйти сразу. - Или нужно было начать не так. По всем правилам - стоило сначала представиться, как это делают на лекциях, пару вводных слов или что-то вроде того. Но которая из них не знает, кто такой Хван Тхэ Ген из a.n.jell. Или которая не в курсе, зачем явилась сюда? Все это пустозвонство и не имеет никакого смысла. В голосе его не было упрека или раздражения, но твердость и ответственность. Для тех, кому просто забавно попробовать себя в роли певички - путь закрыт. Особо никто и не отозвался, оно понятно, но Тхэ Ген предупредил. А значит можно приступать к главному. Он поднялся со своего места, стал перед девушками и скрестил руки на груди. - Кто из вас имеет музыкальное образование? Занимался когда-либо вокалом в школе, любом другом учебном заведении или обучался у профессионалов?

+2

5

Корпорация A.N.  огромное здание, в котором, казалось бы, должна кипеть работа, а люди бегать из одного места в другое. Да, обычно так оно и есть, но сегодня утром здесь на удивление спокойно.  Хотя это может оказаться всего лишь временным явлением, ведь ближе к обеду, как всегда, появиться работа, объединяющая всех сотрудников, но пока молодая фотограф наслаждалась тёплым шоколадом, смотря из окна студии. Ким Фэй любила наблюдать за природой и прохожими, это каким-то непонятным образом поднимало ей настроение и вдохновляло, хотя сейчас она и так находилась в прекрасном расположении духа.
В то время на небе сгущались тучи, и вскоре по асфальту и траве забарабанил дождь, создавая энергичную, но приятную  мелодию, - О! Пошёл всё так и, - с лёгким удивлением сказала девушка сама себе, а, может быть, она обращалась  к погодному явлению, что для неё бывает порой характерно. Эта юная особа может даже посреди улицы остановиться и рассуждать с кем-то ведомым только ей. Странное, но забавное занятие.
Ким поставила кружку с шоколадом на небольшой столик у стены и, забравшись на подоконник, распахнула окно, - ААА! Вот это аромат! – воскликнула она, всё больше и больше вдыхая свежий воздух.  Аромат был поистине шикарный: смесь воды и зелени, сквозь которые отчаянно пробивались цветочные нотки. Просидев так ещё какое-то время, фотограф решила пройтись по новому рабочему месту и, возможно, начать свой ежедневный фоторепортаж о группах, которые она в глаза ещё ни разу не видела. Девушке были известны лишь имена участников, не более. Вооружившись камерой, она выпорхнула из студии, закрыв за собой дверь, - Боец к разведке готов! Первый пошёл, – тихо хлопнув в ладоши и закатав рукава у рубахи, Фэй направилась куда глаза глядят.
Она прошла вперёд по коридору, который оказался почти пустым. Время от времени Ким заглядывала в студии, где как раз работа шла в самом разгаре. Сделав пару кадров и пожелав всем счастливого дня, она вновь продвигалась дальше. Такими вот тропками, бионавигатор занёс её в  студию В.  Новенькая решила не беспокоить находившихся там, а просто понаблюдать со стороны. Еле слышными шагами она подошла к стеклу, которое позволяло увидеть всё,  что происходит внутри помещения. В Студии было три девушки и один парень, чем они были заняты Фэй было неизвестно, но, из собственных соображений и наблюдений, она решила, что это больше похоже на обучение, - Они наверно конкурсантки, а это…педагог по вокалу? Не слишком ли он молодой? – мысленно рассуждала темноволосая, - Хм…Собственно, какая разница, я тут за другим. Самые лучшие фото – естественные фото! – еле слышно заключила девушка и как-то загадочно улыбаясь, потянулась к фотоаппарату. Отключив вспышку, дабы не отвлечь и не упустить потенциальную «жертву» своей работы, она настроила камеру и сделала несколько кадров.
- Yes! Хорошо когда люди не обращают на тебя внимания, ведь тогда их можно показать такими, какие есть. Естественными, полными жизни и энергии. Люблю это дело, - начинающий сталкер всё так же разговаривала сама с собой, просматривая фотографии и чуть не подпрыгивая на месте от радости. Девушку наполняли приятные будоражившие эмоции. Пускай она не знала всех тех, кого фотографировала, но через объектив камеры она могла примерно понять, что это за люди. Возможно, кто-то посчитает это наивностью, а может вообще глупостью, но у Ким  сразу блестели глаза и на душе становилось теплее, словно перед тобой стоит взрослый ребёнок.

Отредактировано Kim Faye (16 июня, 2012г. 18:34:46)

+2

6

Прекрасная новость о том, что ей присуждается роль стажера в корпорации, бурный восторг вызвала только у Мины, испытывавшей, как поняла Алекс, жгучее желание просто лишь выразить соседке свое участие в ее личной жизни. Приняв скупые и, если честно, не очень искренние поздравления от немногочисленных знакомых, друзей и подруг, Алексис, соблюдая абсолютную тишину, собрала немногочисленные вещи и свалила в неизвестность. Точнее, не совсем в неизвестность – ей дали настоятельную рекомендацию переехать в общежитие при агентстве, всучив адрес и безапелляционно заявив, что «так будет удобнее и вообще». Ну как она могла проигнорировать такое приглашение? Плюс, говорят, там кормят бесплатно.
Отношение к попаданию в ряды стажеров у самой Алексис было двояким – с одной стороны, она на самом деле этого хотела и, в сущности, исключительно ради статуса трейни бросилась на амбразуру, посетив бесперспективный на первый взгляд кастинг; а с другой, сомнения в том, что богемная жизнь придется ей по вкусу, упрямо не давали спать спокойно. Впрочем, Алекс всегда прыгала в омут с головой, не особо заботясь о последствиях – ей свойственны и спонтанные решения, и необоснованные по части логики поступки, так что у самой себя недомедик недоумения не вызвала.
- Морнинг, - с сильным корейским акцентом (два года тренировок) буркнула Алекс, оказавшись в студии одной из... нет, второй. Утро ей категорически не нравилось – проснувшись от, как ни странно, абсолютной тишины, аж сдавившей виски своей абсолютностью, она впервые в жизни испытала небольшой дефицит шума. Прежде этим самоотверженно занималась МинА, а теперь компанию Рыжей создает разве что сто тысяч раз чиненный ноутбук с выходом в Интернет. Где можно хотя бы просматривать новости и общаться с малочисленными единомышленными в социальной сети. А еще она не смогла с первого раза найти нужное помещение – пришлось бегать по всему зданию, чьи размеры могли конкурировать с размерами главного корпуса ее университета, и унизительно выспрашивать у сотрудников координаты «места встречи».
Чернявого, чье имя, дабы не забыть, было записано где-то на запястье, она встретила почти безразличным взглядом сквозь него; успев позабыть и обиду, нанесенную парнем, и свое к нему неприязненное отношение, Алекс просто решила, что атмосфера слишком напряжена, а брать на себя ответственность по ее разряжению не хочется.
Сев на стул, располагавшийся в максимальной удаленности и от их предполагаемого учителя, и товарки по несчастью, Алекс с видимым удовольствием вытянула свои слишком длинные для этой страны ноги и прикрыла глаза. Хотелось спать и есть.
Затем в комнату ворвалось незнакомое женское лицо, являющее собой третью и, судя по всему, последнюю конкурсантку, и Алексис пришлось разлепить веки. Приветственно кивнуть ей и пригласить сесть рядом, на соседний стульчик – вдвоем веселее, что ли. Даже не очень чувствительная Алексис ощущала дискомфорт, находясь в одном помещении с людьми, о которых толком и не слышала ничего, да еще и не зная цели, собственно, своего присутствия. Учеба?
- Тем, кто попал сюда случайно и не намерен посвятить себя тяжелой работе на сцене, лучше уйти сразу. – Тэран только вздохнула,- Кто из вас имеет музыкальное образование? Занимался когда-либо вокалом в школе, любом другом учебном заведении или обучался у профессионалов? – и сжала губы, потому что ответить ей нечего. Караоке-бары не тянут на учебные заведения, а в их американской школе просто не водилось такого предмета, как музыка, что уж про вокал говорить.
Так и знала, - грустно подумала девушка, остро осознавшая свою неполноценность как вокалистки. Наверное, две остальные, прошедшие кастинг, могут похвастаться не только музыкальным образованием, но и практикой заграницей – она бы ничему не удивилась.
Поток безрадостных мыслей о ее ущербности прервала короткая и тихая серия щелчков, раздавшихся со стороны двери. Если бы не музыкальный слух, Алексис вряд ли обратила внимание на такой тихий звук, но...
Вопросительно подняв брови, она обернулась и попыталась найти глазами его источник.

Отредактировано Alexis Hwang (17 июня, 2012г. 11:30:43)

+5

7

Первое впечатление было прекрасным, не смотря на то, что девушка была настроена не очень уж решительно, но подобные недоброжелательные взгляды всегда шли ей на пользу. Определенно, дискомфорт, который был вызван присутствием дражайшего кумира, отразился на уверенности Ли Хе Ми, но виду она старалась не подавать, однако, что приятно обрадовало, не все присутствующие были настроены столь скептически. Одна из девушек с оригинальной и броской прической оказалась довольно приветливой, единственная кивнула новоприбывшей участнице и даже пригласила сесть рядом с собой. В благодарность длинноволосая кореянка широко улыбнулась и поклонилась конкурсантке. Едва ли не бегом она заняла ранее указанное место, и уже было воспаряла духом, когда услышала непривычно ворчливый голос Тхе Гена:
- Тем, кто попал сюда случайно, - девушка фыркнула и слегка поморщила носом, думая при этом: «Как незаметно намекает, что мы все тут лишние!», - и не намерен посвятить себя тяжелой работе на сцене, лучше уйти сразу. – «Ох, нет, простите, так легко вам не избавиться от меня, я не собираюсь упускать единственный шанс достичь вершины моей «большой мечты», я не отступлю…»
Прищурив свои темно-карие глаза, Хе Ми, сама того не понимая, стала изучать своего «учителя», почему она никогда прежде не замечала, что этот человек отнюдь не «милашка», как считают все его многочисленные фанатки, на сцене парень совершенно другой: улыбающийся, миловидный, забавный, но реальность настолько иначе отражается в его присутствии. «Потрясающе! Если это его в агентстве научили так круто контролировать себя и свои эмоции, то я еще более заинтересована в предстоящей стажировке. Серьезно, стоит попробовать!» Девушке стало интересно, на кого это произвело такое же сильное впечатление. Но, похоже, разительную перемену вообще никто не оценил, что заставило Хе Ми слегка разочарованно надуть губки. В поле зрения оказалась одна особа, которую прежде внимательная Ли Хе Ми даже не замечала. «Неужели я так зациклилась, что сумела упустить это? Стоп. Что это она там делает и почему в ее руках фотоаппарат? Это… это же моя работа, неужели хочет мою сенсацию успеть запечатлеть быстрее. Хе Ми, остановись. Нельзя ведь подозревать всех людей, верно? Может, у нее есть задание – снимать лидера A.N.Jell, а ты начинаешь выдавать себя. Помни, ты – конкурсантка, а не журналист, не смей ставить под угрозу свою будущую карьеру столь опрометчивыми поступками!» Вероятно, что на лице девушки застыло выражение, означающее нечто среднее между паникой и обидой, но постепенно эта «маска» сошла, и только тогда Хе Ми вновь взглянула на девушку-фотографа. Та что-то негромко бормотала, но ее не было слышно, так как и находилась она в другой половине студии.
- Кто из вас имеет музыкальное образование? – задал вопрос Хван Тхе Ген. Хе Ми вмиг напряглась, вновь осознавая, что далека от образования других участниц, но, как ни странно, никто не отозвался и даже не поднял руки. - Занимался когда-либо вокалом в школе, любом другом учебном заведении или обучался у профессионалов?
И вновь тишина сопровождала его слова. Что до самой Ли Хе Ми, то она задумалась, учитывается ли ее небольшой опыт в школе по урокам вокала? Стоит ли так рисковать? Во-первых, выделяться в данном случае из толпы – не самое лучшее решение, учитывая тот факт, что она опоздала и заслужила лишь неодобрение со стороны вокалиста. А принявшая ее рыжая конкурсантка оказалась более хорошим и доброжелательным человеком, не получится ли так, что и она откажется от общества Хе Ми? Не сказать, что девушка сильно нуждалась в друзьях, но ведь и от врагов толку нет, верно? А если кто-то будет с тобой заодно, то так, по крайне мере, будет легче жить в общежитии. Хотя, с другой стороны, если она даст понять, что тут не просто пришла посидеть, а упорно работать, то сможет оправдать свое поведение, показать, что она не имеет других причин здесь находиться. «Да, нужно скрыть истинную причину пребывания здесь, так что, может, не стоит молчать?» Шумно выдохнув, девушка, наконец, медленно подняла руку.
- Я в школе некоторое время занималась вокалом. – Но поднять взгляд на других людей она решилась только в конце своих слов, стараясь показать безразличие на лице. Не факт, что ей это удалось.

+1

8

В самом деле, кто из вас сейчас ушел бы? Вот так запросто развернулся, плюнул на все шансы и успехи, всего лишь от каких-то пары слов. Пф!  После незамысловатого, совсем не покрытого вуалью заявления Тхэ Гена уйти в студии на десяток секунд воцарила тишина, всего лишь изредка нарушаемая едва слышимыми бытовыми звуками шарканья обуви о пол или шуршания одежд. А сопение Ким Сун в обе ноздри на фоне всего этого здорово нарушало баланс создавшейся симфонии звуков. Глядя на реакцию всех трех можно было сделать вывод, что уходить не собирался никто. Оно и верно, на первых парах каждая из них будет верить в то, что она лучше остальных, пройдет кастинг, попадет в группу, на первые строки чартов и в заголовки журналов. До тех самых пор, пока этот замок иллюзий не даст трещину под тяжелой крышей упорного труда. Уже сегодня они рискуют покинуть студию, кто послабонервнее в слезах, кто посильнее - проявив характер. Пути развития достоверно известны, потому что самому Тхэ Гену прошлось проходить ту же стадию с одной лишь разницей - они с a.n.jell начинали сами. Чему собственно может научить успешный солист популярной группы? Как раздавать автографы или улыбаться на фотокамеру? Но все оказалось куда запущенней, чем предполагалось. Из всех троих на вопрос о музыкальном образовании ответили двое... Если это, конечно, можно назвать ответом. Первой была опоздавшая, как ее там, Хи? Мэ? Не важно. После минуты колебаний девушка все же робко вставила свои глубоко характеризующие степень катастрофы пять копеек. В школе. Чудно. Тхэ Ген завис в исходном положении, обрабатывая полученную информацию. Если бы он был Джереми, то наверняка споткнулся бы о воздух и побалансировал в воздухе, загребая оный руками, от приятных вестей. Но хватал небесам, степень шока не было заметно, ибо Тхэ Гену вообще не свойственна лишняя эмоциональность. Снова повисла тишина. И снова ее нарушили некорректно. Теперь уже толстушка Сун объявила вовсеуслышанье о том, как она занимаалсь вокалом в колледже, посещала занятия какой-то Им Ын О (видимо большого специалиста) раз в неделю в течение аж двух месяцев. Главная ирония состояла в том, что сказано было с завидной гордостью, ибо это все-таки намного больше, нежели у Хи Мэ.. или как ее там. Следующие несколько секунд Тхэ Ген все же надеялся, что поднимется Алексис и внесет некоторую ясность в каламбур студии В. И где-то там в глубине души он может быть даже молил высшие силы, чтобы она все-таки обмолвилась хоть словом. И высшие силы послали его обратно на землю.
- Волшебно, - только и смог выдавить из себя, подавляя отчаянный вопль "чтооооо, чтоооо вы вообще здесь забыли?!". И крик этот был вызван вовсе не тем, что солист брезгует обычными смертными, питающими надежду на светлое будущее. Это отдельная история о философии Тхэ Гена о талантливых исполнителях. Скорее такое отчаяние было вызванно именно тем, что теперь вообще не было понятно, чему их черт возьми учить. Нотам?!
Вскинув брови то ли в недоумении, то ли от безысходности, Тхэ Ген повернулся к барышням спиной, снова попил воды и снова помолчал. В голове метались тысячи мыслей с чего же начать и, из-за рациональности ума, все они казались какими-то... недоработанными чтоли.
Глубоко вдохнув, как студент перед экзаменом, лидер вернулся к публике и решил делать, что должно. А там будь что будет.
- Отсутствие должного образования, а по другому это не назвать, вызовет ряд затруднений в работе. Мне придется встречаться с каждой из вас в отдельности и требований станет в разы больше. Это означало, что график девушек становится еще более плотным, хотя назвать его свободным язык не поворачивается. - На данный момент я слышал только... - Тхэ Ген на минутку замешкался, сорвался с места и подтянул к себе брошенные чуть раньше бумаги. Пролистав пару страниц, он вчитался и выудил оттуда свое упущение. - ... Алексис, да.
Энджел отложил в сторону бумаги и сосредоточил свое внимание на госпоже Хван. Не смотря на то, что при первой встрече ее внешний вид вызывал в солисте только отчаянные порывы исправить человечество, то сегодня он был настроен положительно. Не зависимо от того, как пели остальные две - эта пела хорошо. На нее можно возлагать надежды, даже не смотря на музыкальную необразованность.
- Ты играешь на каком-нибудь инструменте? Или только поешь на слух? - Теоретически, чтобы петь, не обязательно на чем-нибудь играть. Но читать тексты песен Алекс придется, написанные на нотах. Развернувшись в полоборота, он оглядел Хэ Ми и Сун. - Это также вопрос к остальным. Ты.., - остановившись на опоздавшей, хен кивнул в ее сторону, - сейчас будешь петь.
За стеклом щелкнула вспышка и вызвала довольно резкий поворот головы солиста в сторону возбудителя. Подозрительно прищурив глаза, Тхэ Ген оценил обстановку: юная особа, с "оттаким" фотоаппаратом и лучезарной улыбкой. Еще одна конкурсантка? Нет, менеджер обещал троих. Фанатка, проскочившая охрану? Еще одна... Не долго думая, вокалист шагнул к двери, резво ее распахнул и вопросительно взглянул на нарушителя покоя.
- Ты кто?

+3

9

Порой мы полностью уходим в свои мысли, забываем о происходящем  вокруг нас, не замечаем людей и все возможные явления. Почему так происходит? Неужели человеку там интересней, чем в реальности? Возможно. Ведь для кого-то это прекрасный способ уединиться, создавая свой собственный мир. Мир своей мечты, где время течёт совершенно иначе. А для кого-то это способ сконцентрироваться на какой-то информации, решить ту или иную проблему. Мысли – это то самое место, куда нам никто не сможет запретить наведываться. Это наша личная крепость, пускай порой хрупкая, но всё же крепость.
Примерно в таком параллельном мире сейчас и находилась Ким. Просматривая сделанные ею снимки, она сама не заметила, как погрузилась в размышления. Время вокруг, как буд-то  остановилось. Внутри студии ещё слышались голоса, которые до самой девушки доносились уже отдалённым шёпотом.
Сею картину Репина можно было бы с уверенностью назвать « И пускай весь мир подождёт», но, увы, он не заставил себя долго ждать, разрушив хрупкую завесу, между реальность и мечтами, вопросом: «Кто ты?».
- Человек. Землянин, – ровным тоном сказала Фэй, даже не отвлекаясь от фотоаппарата на источник звука. Но через несколько секунд она чуть не выронила камеру из рук от неожиданности и понимания того, что ей не показался этот вопрос, и первый ответ прозвучал вслух.  Наконец , повернувшись к собеседнику, темноволосая слегка кивнула в знак приветствия и растеряно выпалила, - Эээ…Я Ким Фэй! Начинающий фотограф, с сегодняшнего дня работаю здесь, очень приятно! – девушка улыбнулась и так же кивнула конкурсанткам, сидящим за стеклом.
От лёгкого волнения в голове всё перемешалось, и Ким не знала куда податься. Глубоко вздохнув и, взяв себя в руки, она закрыла объектив фотоаппарата и вновь повернулась к первому собеседнику. Перед её глазами стоял парень с вопросительным лицом, тот самый «молодой педагог по вокалу», который ещё минут десять назад был по ту сторону стены. Новенькая осмотрела его оценивающим взглядом с ног до головы, - Ммм, ему бы в модели. Оторвали бы с руками и ногами, - мысленно решила девушка, но тут же опомнилась, ведь так откровенно «пялиться» не прилично, да и понять её могут не правильно. Помотав головой, Фэй наконец разрушила успевшую нависнуть тишину, но всё что она смогла выдавить из себя только, - А…
- Стойте! Вот глупая, - девушка взялась одной рукой за голову и смешно нахмурила лобик, - Что я только что хотела сделать? Спросить кто он? А если он из famous people, не будет ли это грубо…Хаха, ну что ж, сама виновата Ким Фэй, тебе и размазывать этот паштет дальше.
Молодая фотограф улыбнулась и медленно повернула голову в студию. Взгляды конкурсанток были устремлены на происходящую картину, поэтому Ким решила воспользоваться ситуацией. Темноволосая еле заметно кивнула в сторону парня в дверях и беззвучно, лишь открывая рот, спросила кто это. В этот момент поистине чувствовалась вся неловкость данной ситуации. Возникло такое чувство буд-то тебя пронзают лазером, а по спине катаются кошки, как по шторам. Да, вот он тот самый кульминационный момент, когда хочется провалиться или раствориться в воздухе, как призрак.
- А я похоже вам помешала? Извините, - как бы закончив начатую фразу, сказала Фэй и резко повернула голову в исходное состояние. Возможно, она нашла не очень действенный способ, что бы вывернуться, но для неё это, можно сказать, был, как свет в конце туннеля.

Отредактировано Kim Faye (18 июня, 2012г. 23:05:03)

+1

10

Как Алекс и предполагала, пара ее товарок по несчастью имела хоть какой-нибудь, пусть и копеечный, вокальный опыт, который можно даже назвать «начальным профессиональным». Для нее, человека, до определенного момента своей жизни даже не помышлявшей о том, что безобидное, домашнее увлечение, ее непризнанный широкой аудиторией талант может стать билетом в другую жизнь. Жизнь, где, возможно, не будет места будничной скуке, сводящей ее с ума в бездеятельные моменты, жизнь красочная, интересная, и, самое главное, до краев наполненная музыкой. Музыкой самой Алексис. Ее музыкой.
Впрочем, чем дальше она продвигалась по непонятному, но до безумия притягательному пути, тем призрачнее становились наивные надежды и надуманные перспективы. Оказывается, чтобы стать певцом, недостаточно иметь просто сильные голосовые связки, слух и всепоглощающую любовь к музицированию. Это не может не разочаровывать.
Вместе с вкрадчивой и настойчивой просьбой явиться к одиннадцати часам в студию к Алекс пришло странное чувство, сходное с предвосхищением чего-то донельзя обломного. И теперь, пристально глядя из-под полуопущенных ресниц на чернявого с непроизносимым именем, она с необъяснимым трепетом ждала удара. Может, им окажется эфемерный тычок под дых, может – сокрушительный апперкот. Непонятно. Досадно. Обидно.
Надо же, - с нежданным раздражением, тупым и неприятным, отреагировала она на полное искренней гордости откровение Пышки (то есть, Ким Сун), и почти неуловимое движение души девушки воплотилось в нервном дрожании длинных ресниц, - А я, неуч, даже про таких мэтров и не слышала. Хотя я и про Энджелов узнала-то... Ну да, паршивая овца, что еще сказать. – но на легкое пренебрежение, почудившееся ей во взгляде Пышки, Алекс все-таки решила забить. Она всегда выбрасывает из головы вещи, нарушающие ее образцово-показательную внутреннюю гармонию. В противном случае, билась бы уже давно о мягкие стены желтого дома.
-  Отсутствие должного образования вызовет ряд затруднений в работе. Мне придется встречаться с каждой из вас в отдельности и требований станет в разы больше. – Тэран вскинула брови и не удержала немой вопрос, отразившийся на дне подернутых томной поволокой зрачков. Будучи почти стопроцентно творческим человеком, Элиэн не понимала, зачем теории, в сущности, почти всегда оказывающейся бесполезной на практике, присваивается такая грандиозная роль. Например, ей совершенно не пришлись к руке многочасовые нудные лекции по охране здравоохранения во время стажировки в одной из городских больниц. И так можно сказать про многие другие умные вещи, вложенные в ее голову безынтересными преподавателями.
Она бы смогла даже поспорить с Чернявым на этот счет, если бы он не решил продолжить свою не то уничижительную, не то поощрительную речь.
-  На данный момент я слышал только... Алексис, да.
- Тэран, - автоматически поправила певца девушка, которой специфическое азиатское произношение, с каким обычно озвучивается в этой стране ее имя, отвратительно резало слух. Только МинА, упрямая МинА, раздражающий фактор, не дававший ей зачахнуть последние четыре года, умела обращаться к ней так, что не возникало желания ее одернуть. – Мое корейское имя – Хван Тэран. Так удобнее. Привычнее. Хотя я не настаиваю. – Я вообще нахожусь в положении, когда настаивать на чем-либо в принципе невозможно.
- Ты играешь на каком-нибудь инструменте? Или только поешь на слух?
Теперь она смотрела на него прямо – немного пугающе распахнув огромные глаза, сжав в тонкую нитку белые губы, впившись пальцами в собственное запястье. Алексис соображала. Со скрипом и искрами пыталась сформулировать достойный и достаточно информативный ответ, что было совсем не легкой задачей.
- Гипотетически. - после паузы, наконец, проговорила Тэран, - Я запоминаю. I don’t know… Например, если ты наиграешь мелодию на пианино, я смогу повторить. Мне рассказывали про пианино и объясняли его устройство. Покажи мне, какая струна какой звук издает, и я сыграю на гитаре то, что ты сыграешь на моих глазах. Дай послушать песню и я спою ее так же. Нужно только немного времени и тишина.  Или тебя не это интересовало? Тогда прости. Я дерьмово понимаю по-корейски. – замолчав, Алексис опустила голову, внешне потеряв интерес к происходящему, но продолжив впитывать каждое звучащее в комнате слово. Ощущение подвоха не покидало ее – от этого захотелось смачно выругаться, однако ей удалось сдержаться.
- Эээ…Я Ким Фэй! Начинающий фотограф, с сегодняшнего дня работаю здесь, очень приятно! – запоздало вспомнив про незадачливого фотографа, нарушившего рабочую атмосферу, до того царившую в студии, Алекс снова обернулась и встретила красивую девушку, вооруженную внушительным агрегатом, непонимающим взглядом. Действительно, иногда реальность оказывается куда абсурднее всех ее внутренних войн. - А я похоже вам помешала? Извините.
Кому-то дадут пизды. – совершенно адекватно решила Алексис, уже достаточно знакомая с нравом Чернявого, чтобы делать выводы и пытаться предвидеть его реакцию на то или иное происшествие.
- А зачем здесь фотограф? – помимо воли, вырвалось у Рыжей, к конкретному моменту совсем запутавшейся в штате компании, похожем на маленькую многофункциональную армию. Присутствие в здании стилистов, визажистов, операторов, стажеров, менеджеров и прочих лиц такого плана она могла понять и верно истолковать, но... – В смысле... Ты типа школьного репортера, что ли?

Отредактировано Alexis Hwang (19 июня, 2012г. 20:50:33)

+3

11

«Вот же мерзкая ситуация, ну и зачем, спрашивается, я решилась первой сказать о занятиях в школе? Теперь выгляжу еще хуже этой самодовольной выскочки, никакого ведь реального образования у меня нет, какой дурачок возьмет это в расчет, а вот в дерьмо-таки вступила, в следующий раз придется попробовать еще лучше подумать, прежде чем что-либо говорить. Ну и дура же…» Пока Хе Ми переживала по поводу содеянного, она успела упустить некоторые слова будущего «сонбэ», но когда тот обратился к ее соседке по местам, то девушка моментально навострила слух и с некоторой долей переживания, смешанного с пожеланием удачи, уставилась на рыжеволосую девушку. У нее было одновременно шикарное и забавное произношение, что, несомненно, лишь красило и без того яркую особь. Невольно, наблюдая за поведением Алексис, это, вероятно, ее имя, на лице кореянки растянулась довольная улыбка, девушка именно в этот момент поняла, кто должен победить в конечном итоге. Это не значило, что Хе Ми возьмет и просто сдастся, но она постарается создать хорошую конкуренцию для столь творческой и неординарной личности, она изо всех сил будет добиваться наилучших результатов, чтобы Хван не расслаблялась. Ей, признаться, симпатизировала эта участница, хоть они не были еще достаточно знакомы, но буквально с первого взгляда стало ясно, что собой представляет такой человек, с сильным и волевым характером. Мечты рыжеволосой девушки (судя по тому, где они сейчас находились), и их воплощение в реальность, более правдоподобны, нежели мечты самой Хе Ми, на фоне такого человека она понимала глупость своих детских фантазий, ведь есть люди, которые действительно стараются сделать все возможное, чтобы добиться успехов. А что сделала Ли? Даже в колледж не поступила, что говорить об университете. По правде говоря, стоило бы лучше задуматься о том, действительно ли есть у нее талант в области писательства, а не пустая ли это трата своего и чужого времени? По ходу мыслей, ее вдохновленное настроение стало заметно улетучиваться, а же вскоре, когда речь дошла и до самой девушки, то ее уже не радовало ничего.
- Это также вопрос к остальным. Ты… - пожалуй, несколько минут назад Хе Ми даже испугалась бы, но сейчас ей было все равно, лучшей она вряд ли предстанет в этой публике, но сдаваться все же не собирается, в конечном счете, это даже интересно, чем все закончится.
- Я… Только на клавишных, по нотам, импровизация – не мой… – Спокойным, немного суховатым голосом ответила девушка, не отрывая глаз от стола, который стоял недалеко от нее.
- … сейчас будешь петь. – продолжил парень, глядя на нее своими темными, не предвещающими ничего хорошего, глазами.
Сумев побороть мимолетное чувство страха, девушка лишь пожала плечами:
- Как скажите. – поднявшись со своего места, она хотела выйти вперед, чтобы видеть перед собой рыжее чудо, возможно вид этой забавной девушки вселил бы в Хе Ми хоть частичку уверенности и хорошего настроения. Разительные перемены в своем состоянии – естественный ход событий для Ли, но это отнюдь не повод, чтобы все видели, что она чем-то опечалена, не стоит доставлять удовольствие тем, кто не желает тебе добра. «По крайней мере, нужно постараться не облажаться в очередной раз…»
- Исполнить нужно что-то конкретное?
Но, кажется, ее вопрос утонул в ходе событий, разворачивающихся в студии. Наконец-то девушку-фотографа заметила не только Хе Ми, теперь еще и Хван Тхе Ген заинтересовался ею, однако ни одна фанатка A.N.Jell не позавидовала бы этой девушке с волнистыми волосами.
- Ты кто? – несколько грубовато спросил солист, на что получил не менее презентабельный ответ.
- Человек. Землянин. – подобный ответ был настолько неожиданным, что в первую секунду Хе Ми впала в ступор, но потом не выдержала и вслух захихикала, старясь прикрыть рот ладошкой, дабы хоть немного спасти свою жалкую участь в сегодняшнем занятии, то, что она получила недовольство со стороны кумира, уже было не новостью и даже не поводом для расстройства, а чем-то вроде свершившегося факта, но сдерживать себя, когда так необходима толика позитива, было выше ее сил. - Эээ…Я Ким Фэй! Начинающий фотограф, с сегодняшнего дня работаю здесь, очень приятно!
Надеясь хоть капельку поддержать в некоем роде коллегу по несчастью, улыбаясь, Хе Ми помахала ручкой новоиспеченному фотографу и отвернулась к столу, где обнаружила ноты со словами песен, взяв первую из них, девушка направилась к синтезатору. Начиная играть мелодию, она еще продолжала вслушиваться в разговор, хотя и старалась сосредоточиться на мелодии. Как только голоса смолкли, Хе Ми дошла до той части, где уже должен идти припев:
- Naegen neonikka jugeul mankeum ganjeolhi wonhae…
Ojik neonikka eotteokedeun gidaryeoya dwae…
Han georeumssik deo gakkai wajullae…
Aljanha naegen neoppuningeol…
Jebal nal honja duji ma…

Несомненно, взять эти ноты было для нее сложно, но к счастью, сам по себе у нее высокий голос, что так же заметно и при пении. Но несколько ошибок, которые сама сумела понять, она все же допустила, под конец песни, опять раздосадованная, Хе Ми нахмурилась и медленно, стараясь не подавать виду, поднялась из-за установки.
- Прошу прощения. – поклонилась она, уже практически уверенная в своем фантастическом провале, и, шаркая ногами, направилась обратно на свое место.

OFF

OFF
Заранее прошу прошения за «текст», ну не корейськими же символами его вставлять, верно?)

+1

12

Тхэ Гена передернуло от слов Алексис. И в этот раз не от сказанного, а манеры подачи информации. Ругательства, пусть даже не касающиеся конкретно его, недопустимы. Достаточно выражаться словами простых культурных смертных и все равно будет понятно, что она хотела сказать. Экспрессивное выражение было крайне неуместным, по мнению солиста, но он промолчал. Лишь одарил девушку неодобряющим взглядом "Дерьмово понимать по корейски будешь у себя в магазине". В следующий раз она так просто не отделается. Тем не менее, даже если убрать то самое грубое высказывание, сказанное не звучало более утешительно. В голосе Тэран довольно отчетливо звучал американский акцент, что составит затруднения, если она собирается петь по корейски. От этого тоже придется избавляться... С таким раскладом "за" и "против" Алексис хватало с лихвой. Да у нее великолепные вокальные данные, да, коммерчески это беспроигрышный вариант, но на этом огороде еще копать и копать, иначе ничего не взойдет. Та же история и с феноменальной музыкальной памятью.
- Мне не нужно, чтоб ты пела песни, как они уже спеты. - Холодно отрезал Тхэ Ген. Он не тиран, не деспот, он просто за правду. Это будет отдельная группа, авторские тексты, ровно как и музыка. Тэран следует это понимать, и пусть лучше она будет это знать сейчас, чем потом биться головой об стенку не особо понимая, что делает не так.
Раз хлопок, два, реакции ноль. Равнодушный вдох, неподвижное состояние, повисшее молчание. Дверь точно как и Тхэ Ген не дергалась, все вокруг него замерло после короткого, но весьма исчерпывающего ответа. Ничего не возразишь, так и есть, человек и землянин. А теперь скажи мне то, чего я не знаю. Юная особа с фотоаппаратом даже не удосужилась взглянуть на вопрошающего солиста, лишь продолжала ковыряться в своей чудо-машине оптического и цифрового прогресса. На долю секунды могло показаться, что Тхэ Ген замер перед тем, как броситься на девушку и как минимум вытолкать за дверь оную, или же вырвать из рук ее фотоаппарат, выбросить в окно и продолжить работу. Но к счастью или сожалению не последовало ничего. Равнодушно разглядывая нарушителя мирного течения событий лидер безмолвно ее выслушал и помедлив пару минут, обрабатывая ситуацию в мозгу, задал свой вопрос:
- Что ты здесь делаешь, Ким Фей? - интонация была слишком тихой и слишком спокойной, чтобы казаться безопасной. Тхэ Ген куда более безобидный, когда позволяет эмоциям выходить наружу, но вот так  вся его безобидность разлетается, как песчинки на ветру. Казалось вокруг нарастает гнетущее напряжение. - Тебе нечем заняться в первый рабочий день? - Корпорация видимо сошла с ума. Вокруг одни стажеры, новоявленные специалисты и всем, как на подбор, нечем заняться. Корпорация AN - мы приютим любого бездельника, нам не жалко. - Где твой начальник? Иди сюда, - бесцеремонно втащив за запястье Фэй внутрь, Тхэ Ген закрыл за ней дверь и отнял фотоаппарат. Здесь не постеснялась вставить свое слово Алексис. Тхэ Гену тяжело придется с ее бесцеремонностью: он либо повесится (что маловероятно), либо выгонит ее, если в скором времени они не найдут компромисса. Одарив ее испепеляющим взглядом, на котором отчетливо читалось "вопросы здесь задаю я", он, все так же, с виду равнодушно, указал на свободное место и велел фотографу сесть. И потом, словно ни в чем не бывало, снова переключился на своих стажерок. Прерванное соло Хи Мэ, или как ее там, в момент было восстановлено. Девушка запела и запела неплохо. Впрочем, тех кто совсем плохо пел, отбрасывали сразу. Но вокал был сухим, сдержанным, словно не живым, вышкуренным и довольно посредственным. Здесь тоже работы был непочатый край. И если в случае с неотесанным самородком Тэран, который всего-лишь нужно было обуздать, то здесь была ровно противоположная картина - отточено и ровно, но не блистательно. Сложив руки на груди, Тхэ Ген внимательно выслушал очередную претендентку на место вокала в новой группе и вздохнул когда та остановилась. Он не мог списать недостатки ее вокала на недоообразованность, не мог раскритиковать ее в пух и прах. Это был самый обыкновенный среднестатистический уровень неплохого пения. Таких как она было много, и среди начинающих, и среди уже взошедших на вершины поп-мира.
- Хорошо, но недостаточно. Задатки, амбиции.. - В своих заключениях Тхэ Ген был безжалостен. - В твоем пении нет ничего плохого, ровно как и хорошего. Чтобы уйти от того стереотипа, который там нам всем только что показала, придется начать с начала. - Звучит немного печально, но все же лучше, чем ничего, ведь о Алексис Тхэ Ген пока еще не сказал ни слова.
Фотограф так и сидела, оставаясь игнорируемой, словно новенький полированный шкаф в углу комнаты, пока свои способности показывала третья претендентка. Толстушка Сун спела практически так же как и Хэ Ми, что буквально наглядно подвело итог под сказанным лидером ранее. Но Тхэ Ген решил, что это не из-за того, что статистика так безжалостна к конкурсанткам и так благосклонна к квазипреподавателю, а лишь от того, что Ким разволоновалась (о чем буквально кричало ее вспотевшее и раскрасневшееся лицо) и не смогла из себя выдавить ничего лучше, чем подражание пению предыдущей девушки. Тхэ Ген промолчал, кивнул краткое "спасибо за попытку" и все-таки взглянул на якобы позабытую фотографа.
- Ким Фэй, - не приказным, но повелительным тоном обратился к ней вокалист, - мне нужно чтобы ты сходила в соседнюю студию и принесла мне оттуда папку с нотами. Они лежат в столе справа во втором ящике. - Фотоаппарат Тхэ Ген оставил при себе. Там он ей ни к чему. - Тэран, знаешь какую-нибудь песню на корейском? Спокойную и мелодичную, чтобы не выходить на силу голоса.

+4

13

Нависшая туча напряжения буквально прибивала Ким к земле, ей хотелось сбежать и сбежать поскорее от этой ситуации, но, увы, это было не возможно, да и не рационально. Из студии послышался небольшой смешок, что заставило девушку повернуть голову и улыбнуться одной из конкурсанток, так ободряюще помахавшей ей ручкой. Новоиспеченная фотограф даже немного расслабилась и перестала нервно теребить подол платья, но не тут-то было. Самое интересное ждало её впереди.
- Что ты здесь делаешь, Ким Фей? Тебе нечем заняться в первый рабочий день? – подозрительно спокойным тоном поинтересовался парень. Темноволосая чуть не вздрогнула от этого ровного и тихого голоса, которые пробрал её аж до мурашек, - От блин, абзац какой, - уверенно решила для себя Фэй, что она влипла по самое «не хочу».
- Пф, как это нечем заняться? – возмутилась девушка на тот факт, что её, можно сказать, назвали бездельником, хотя она сейчас как раз занималась той самой работой, что в основе была поручена ей президентом – ежедневным репортажем.
- Я как раз своей работой и зани… - не успела она договорить, как «педагог» беспардонно схватил ей за запястье и втащил внутрь, захлопнув дверь. Потерев руку, Фэй посмотрела из под бровей на парня и уже было хотела высказать всё, что о нём думает, но судьба распорядилась иначе. Черноволосый отобрал у девушки её любимое приспособление – фотоаппарат.
- Ээээ, стой! Куда? – Ким растеряно потянулась к своей камере, чтобы вернуть назад. Девушка чувствовала себя, как маленький ребёнок, у которого отобрали его любимую игрушку, хотя и сама картина чем-то напоминала эту ситуацию: растеряно бегающие глаза, отчаянное хватание воздуха – её несчастные попытки вернуть свою вещь оказались тщетны. Парень приподнял фотоаппарат чуть выше, что бы девушка не смогла до него дотянуться, оно и понятно с её то средним ростом, тоже самое, что тягаться с Эйфелевой башней.
- А зачем здесь фотограф? В смысле... Ты типа школьного репортера, что ли? – послышалось через какое-то время за спиной у Ким. Она повернула голову к адресанту сего вопроса. Им оказалась девушка, чей стиль и внешние данные изначально показались ей очень оригинальными. Что насчёт её самой как человека, молодая фотограф не знала, да в сути сейчас это не имело значения, но она не любила когда её считают что-то вроде тех самых «школьных репортёров». Да, Фэй не профессионал ещё, но и не школьник-любитель, который делает корявые фото для стенгазет. Собрав всю свою волю в кулак, девушка даже не показала виду, что её что-то задело, а спокойным и ровным тоном ответила на вопрос:
- Как зачем? Без фотографов, тоже самое, что без журналистов, которые пишут о вас статьи и отзывы. Без них мир, просто на всего, не узнает о том или ином человеке. Фотограф же может раскрыть тебя с нужной стороны, которую наиболее правильно показать народу, - она сделала паузу и, слегка улыбнувшись, вновь продолжила, - Можете называть как вам будет угодно, даже школьный репортёр, это не суть того для чего я здесь.
Закончив свою «пламенную» речь, Фэй беглым взглядом окинула конкурсанток. Парень, отобравший у девушки её механизм, даже не собирался его возвращать. Ничего не говоря, он кивнул в сторону свободного места, как бы указывая сесть. На удивление новенькая беспрекословно подчинилась и скромно села на углу диванчика, стоявшего у стены.
Урок вокала незамедлительно продолжился. Одна из конкурсанток, та что поддержала Фэй, вновь запела, после того как её прервали. Темноволосой понравилось исполнение девушки, ведь, несомненно, талант и задатки есть, стоит их лишь развивать в нужном направлении, - Милая и доброжелательная девушка, - такие мысли возникли при первом взгляде у Фэй на конкурсантку, но главный «босс» разнёс весь её талант в пух и прах.
Что происходило дальше, Ким Фэй не слушала, она погрузилась в раздумья о том, как бы она сама раскрыла потенциал и талант всех этих девушек на фото. Масса идей захлестнуло её, и работница стала по несколько минут смотреть на каждую из присутствующих, создавая их неповторимый образ. Но из мыслей её вывел повелительный голос «учителя», - мне нужно чтобы ты сходила в соседнюю студию и принесла мне оттуда папку с нотами. Они лежат в столе справа во втором ящике.
- А что я посыльный что ли? –нерешительно сказала девушка, но парень повертел её камеру в руках, после чего у юной особы не осталось выбора. Она нехотя сползла с дивана и вышла за дверь, - Что за напасть то? И угораздило же меня так попасть, - мысленно причитала она, стоя за закрытой дверью. Но тут не с того не с сего она вновь приоткрыла дверь и просунула голову в студию, - А ты, - сузив глаза, Фэй уверенно заявила парню, на свой страх и риск, - Не вздумай трогать мою технику, узнаю что не так…прибью, - не дожидаясь ответа она захлопнула дверь и направилась в соседнюю студию.

--- > Студия А

Отредактировано Kim Faye (3 июля, 2012г. 10:10:10)

+2

14

Алексис никогда не придавала должного значения своей способности воспроизводить любую услышанную музыку. И не только музыку – тон, каким была озвучена фраза, или сила, с которой отдавался в пустом коридоре звук чьих-нибудь шагов... Что угодно. Все это отпечатывалось в ее сознании надежно, на века, и могло в любой момент повториться, стоит только захотеть. Ей. В университете они с друзьями часто развлекались, копируя голоса преподавателей, и Алекс неизменно выигрывала в этом детском импровизированном состязании, оставляя далеко позади любителей-знакомых, приходивших в восторг от представлений Рыжей. Тэран считала, что это нормально. Так должно быть. Вовсе не индивидуальный талант... вовсе не дар. Вовсе не нечто, заслуживающее пристального внимания и восхищения. Зачем? Честолюбивой Элиэн себя не считала.
Чернявый сказал петь... не ей. Почему? На секунду Алекс растерялась – она не взяла во внимание тот факт, что рядом с ней находятся люди, девушки, пришедшие в агентство с той же целью. Тонкие ноздри протестующее раздулись – мгновение, и Рыжая опомнилась. Даже немного устыдилась проявленному эгоизму и с неподдельным интересом посмотрела в сторону Милашки, враз потерявшей статус «забавной и симпатичной» сокамерницы. Зато приобретшей роль сильной конкурентки. Отчего сильной? Ну, Алексис резонно полагала, что слабых вокалисток бы компания под крыло просто так не взяла. Хотя видок Пышки наводил на не очень радужные мысли, если честно. Алекс видела в ней пренебрежение. И нельзя сказать, что ей нравилось чувствовать себя более ущербной, чем эта самоуверенная дамочка, посещавшая, очевидно, очень престижные курсы очень престижного преподавателя.
- Мне не нужно, чтоб ты пела песни, как они уже спеты.
- Если бы я хотела петь песни так, как они уже спеты, то довольствовалась бы караоке и третьесортными клубами. – Алекс с трудом выдавила нейтральную ухмылку, хотя больше хотелось изобразить кровожадный оскал. Чернявый не понял ее? Чернявый совсем не понимает ее, раз сумел предположить такой... такое... кощунство? Соответствие чему-либо, неважно, чужому исполнению или чужому внешнему виду, отталкивало Алекс всегда. Неприязнь к соблюдению общепринятых норм, догм, законов и правил когда-то толкнула ее на совершение чудовищных по степени своей безрассудности поступков, на отказ от традиций, на побег из своей страны в незнакомый, чужой мир, на посещение, в конце концов, пресловутого кастинга, будь он трижды неладен... Можно ли хоть шутя, хоть не всерьез, предположить, что ей достаточно довольствоваться пустыми перепевками уже спетых хитов?
Видит Бог, ей так отчаянно захотелось устроить небольшой, но досадный бунт, что руки пришлось крепко прижать к коленям во избежание казусов. Нейтральное уважение, которое успел внушить Алекс этот преподаватель, отступило – вернулась неприязнь, разбуженная обидой. – Merde. – не совсем английский, даже не вполне итальянский... В свое время она переобщалась с испанскими студентами по обмену, нанесшими краткий трехмесячный визит в американскую школу, где Алекс числилась ученицей старших классов. Выместив досаду в вербальном ключе, Рыжая откинулась на спинку стула и поджала губы.
Милашка играла. Алекс не могла похвастаться широкими познаниями в области инструментальной музыки, но мелодия ей понравилась. Не так, чтобы защемило в груди, но достаточно для скупой улыбки. Правда, она все равно не поняла большинство слов и смысл песни остался для Алексис под знаком вопроса. С другой стороны, такая мелодия могла значить только что-то... до боли трагичное. Расставание? Мука разлуки? Предательство?
Высоко, - привычно оценила она, - Взяла. Молодец. Но... – «но...» значило лишь то, что Алекс поняла смысл песни только из музыки. Не из голоса девушки, исполнявшей ее. Не из трепета, который должен рождаться в душе во время пения. Этого трепета не было – Тэран расстроилась.
Тем временем Ким Фэй (да, она ее узнала) продолжала сеять шум и веселье. Выдав пылкую тираду о роли фотографии в современной жизни, жизни агентства и их жизнях конкретно, девушка ускакала в неизвестном направлении, оставив лично Алекс пребывать в смутном предчувствии ее скорейшего возвращения. Впрочем, капля позитива и шума не помешает, когда что-то назойливо скребет стенки реберной клетки, сжимающей сердце.
-  Тэран, знаешь какую-нибудь песню на корейском? Спокойную и мелодичную, чтобы не выходить на силу голоса.
Она задумалась. Алекс чаще поет песни, подчеркивающие именно силу. А, нет, одна есть. Хорошая песня.
- Я могу слова переврать. – закрыв глаза, она вспомнила мотив и ритм. – Это хорошая песня.
Сыграть не сумею,  - поняла Алекс, но горевать не стала. Не дождавшись сигнала к старту, принялась пальцами нащелкивать ритм, и пожалела, что здесь нет Кофейницы с ее палочками.
- Jigeum naega haneun yaegi
Neol apeuge halji molla
Ama nal jukdorok miwohage doel kkeoya
Naega yejeon gatji antadeon ne mal...

Это – тоска. Тоска по любви, которую она не смогла разделить. По человеку, которого она недостойна. Который заслуживает большего, нежели вынужденное присутствие рядом и лживые улыбки через слезы, через насилие над собой, через непреодолимое желание вероломно сбежать, оставшись в одиночестве, зато сохранив честность перед собой.
Она два раза почти срывалась на высокие ноты, но вовремя останавливалась, удачно скрывая едва не совершенные ошибки плавными переходами.
Алекс снова рисует. Аккуратно, очень нежно, непривычно нежно – боясь неосторожным движением разрушить эфемерный хрустальный дворец прекрасной музыки. Ее музыки. Музыки, творимой ею.
- Baby I'm so lonely lonely lonely lonely lonely
Baby I'm so lonely lonely lonely lonely lonely...

Одиночество отвратительно. Оно пугает, но является единственным выходом из глубочайшего кризиса, в который она сама себя ввергла. Добровольное одиночество из-за того, что тот, кто имеет все основания разделять ее существование, не понимает этого. Не хочет понимать, обманывается видимым счастьем, лжет. Лжет им обоим, превознося физический и визуальный комфорт над комфортом душевным.
- Neomu chakhan neonde neon geudaeroinde
I don't know I don't know
Naega wae ireoneunji
Geutorok saranghaenneunde neon yeogi inneunde
I don't know
Ije nal chatgo sipeo...

Алекс стало невыносимо горько. У нее вообще не было такого человека. Зато был монстр, едва не принесший смерть в ее маленький изолированный мир. Всепоглощающая любовь к нему оказалась напрасной?
Голос стал тише, увлажнились глаза, хотя она всеми силами старалась сдерживать нахлынувший поток болезненных ощущений, спровоцированных песней и ее смыслом. Нежно... нужно закончить картину очень нежно. В противном случае старания будут напрасными. Она снова останется у разбитого корыта. Портрет полетит в мусоропровод. Надоело кормить мусоропровод своими надеждами. Надоело.
- Baby I'm so lonely lonely lonely lonely lonely...

Свернутый текст

2NE1 - Lonely

Отредактировано Alexis Hwang (30 июня, 2012г. 11:40:57)

+3

15

Тхэ Ген едва не прошиб головой стену, пока его кто-то сверху принуждал выслушивать бесполезные россказни о неоценимой ценности сотрудников фотостудии. Видимо своим видом солист недостаточно полно объяснил, что в студии проводятся занятия по вокалу и фотография здесь мало кого интересует. Вообще бессмысленная болтовня мало кого интересует. Может нужно было вышвырнуть ее фотоаппарат за окно, чтобы раз и навсегда дошло? Изображая на лице мраморную безмолвную статую, лишенную чувств и всяческого подобия на оные, лидер энджелов натурально прикидывался шпаклевкой на ровной стене, позади себя. Как его не угораздило вытолкать Ким Фей за дверь сразу же после того, как она имела наглость издавать любые звуки, уму не постижимо. Скорее всего так получилось из-за длительной тренировки, посвященной стимуляции уравновешенного состояния в условиях апокалипсиса - тобишь прослушивания.
Водрузившись на стол, Тхэ Ген схватил свою бутылку, и посасывая из горлышка, как изрядный пьяница подсевший на минеральную водичку, приготовился слушать Алексис. В принципе для сегодня послушать по паре песен от каждой было более чем достаточно. Эдакий вводный курс, направленный на прощупывание заминированной почвы. Если каждой из них удастся пережить это и еще пару недель занятий - значит они перейдут на новый уровень, а уж там куда больше различных бонусов, включая съемки, работу над стилем, новые туфли и упоительно малое количество времени, проведенного в одном помещении с Тхэ Геном. Будь его бесчестная воля, он бы их всех туда хоть сейчас отправил. Ну или одну Алекс... неизвестно, потому что она пела лучше остальных, или от того, что ее внешний вид большой табличкой над головой гласил "переодень меня". И первая, и вторая причины были достаточно оправданными, чтобы считать их равноценно сильными.
Тэран запела ощутимо лучше своих конкуренток. Так словно пыталась утереть нос и Хэ Ми, и  Сун, получившим хоть какое-то образование. Если бы Тхэ Ген был на ее месте, он бы только так и поступил. Просьба была выполнена сполна, песня была такой, которую Тэран петь нельзя. Вернее можно, но президент Ан тут же сказал бы, что сильные песни из ее уст продаваться будут лучше. То ли опасаясь оказаться неправым, то ли все же проникшись какой-то бессмысленной надеждой к голосу госпожи Хван солист не разочаровался. И эта была хороша. Лишь в двух местах из всей песни Тхэ Ген поправил бы ее, но такие оплошности вызваны только отсутствием должных условий для пробивающегося таланта. Или еще рано так лестно о ней отзываться? На ошибках Тхэ Ген мог бы сразу ее поправить, но не стал. Гадкий и едкий привкус горечи выступил в глотке. Он не может петь, вот уже сколько дней подряд. Доктор сказал "понаблюдаем". Очаровательно, за чем наблюдать? За тем, чего нет?! В какой-то момент солист возненавидел Тэран за то, что она вот так просто может петь, а он уже нет. Баталий, происходивших где-то в глубине души лидера не было заметно снаружи. Совладав с собственными эмоциями Тхэ Ген смог подавить в себе легкий намек на истерику еще до того, как Алексис закончила петь.
В студии повисла какая-то странная тишина. Для него она была давящей и невыносимой, скорее всего конкурсанткам так не кажется. Погодите-ка, что это? Слезы? О ну да! Этого еще не хватало! Раскисший вид Тэран вернул его к реальности. Вот уж нет, если она пытается пронять его своими нюнями, то напрасно. Странная черта расстроенного Тхэ Гена воспринимать все в штыки как будто закрыла ширмой истину. Песня была спета не профессионально, от души. И слезы эти, даже только навернувшиеся, не покатившиеся, врядли верх актерского мастерства. Кого это волнует вообще.
Он оторвался от места, проковылял на другой конец стола, открыл ящик и покопался в нем. Нашаривая в бездне коробку с каким-то подобием салфеток, раздумывал над тем, подавать их Алекс вообще или нет. Это было не в его стиле тыкать салфетками, во всяком случае, не в его стиле, как преподавателя. Но отсутствие белых бумажных его спасло от тяжкого выбора. Захлопнув ящик обратно, Тхэ Ген как-то многозначительно вздохнул и развернулся к девушкам, заталкивая руки в карманы то ли от неприятной для него ситуации, то ли поддаваясь всеобщей вульгаризации народов.
- На сегодня хватит, - и снова ни звука о вокале Тэран. Похоже ей не суждено было услышать ни жестокой критики, ни даже обыкновенного "хорошо". Взглянув на часы, висящие на западной стене, он прикинул, что закончили они как никогда вовремя. У девушек еще будет десять минут на кофе или подобие обеда, а потом Со Ри заберет их в свои кровожадные оптические лапы. - Ким Фей где-то потерялась в дебрях корпорации, видимо придется нарисовать ей схему, ходов и выходов... поэтому до фотостудии я вас провожу, а дальше отдам в руки нашего фотографа Ли Со Ри. Вам предстоит съемка для промокплакатов и.., - здесь Тхэ Ген мог бы продолжить свою безудержную хладную речь, если бы Ким Сун не перебила его своим радостным визгом, подтверждающим ее хрюшкоподобный вид. На девушку бросился недоумевающий взгляд, и наверняка не один. Продолжать излагать полезную для конкурсанток информацию Тхэ Ген не стал. Не интересно - не надо. - ... Следующее занятие в среду для Тэран. Все свободны.

----> Ну, сладострастные мои, шагаем дружно в фотостудию все.

+2

16

"В твоем пении нет ничего плохого, ровно как и хорошего" - эти слова наглухо залипли в сознании Хе Ми. "Ничего хорошего, значит, нет?!", разбушевалась она, "Да, черт побери, тактично-то как, а главное обидно... что он прав." Нахмурив брови и стиснув губы, девушка подалась в тяжкие раздумья. Начиная с варианта "А не послать ли все куда подальше?.." и заканчивая "Да я ему сейчас в рот запихну эти листочки!", Ли действительно старалась сдерживать свои гневные тирады, иначе ей хватило бы ума произнести их вслух, а уж тогда слишком много чего произойдет... Давать лишний шанс врагам подорвать свою же репутацию - именно этого Хе Ми избежала в тот момент. Выслушав нечто в исполнении неприятной конкурсантки, она вредно ухмыльнулась и отметила про себя, что не так и сильна ее соперница, как та смела описывать. "Недоразвитая зазнайка! Ох, сейчас еще лопнет... Вся такая красная и распухшая..." От недовольства Хе Ми демонстративно отвернулась и случайно зацепила взглядом Тэран. "Она что, действительно пытается понять человека, исполняющего песню? Есть два варианта: нравится и не нравится, как со стороны слушателя... Так что же, она хочет быть не слушателем, а соучастницей? Переживать из-за кого-то другого? Странная девушка, однако..."
Но не все так сладко было в волшебном королевстве А.N, лидер не унимался и пристал со своим недовольным выражением лица к третьей и, как оказалось, самой подающей надежды участнице. Рыжая девушка, не имея никакого "профессионального" вмешательства в свой творческий путь, исполнила грустную песню, подавляю боевое и решительное настроение Хе Ми, а к концу песни она уже шмыгала носом. Ну и дела! Ли Хе Ми, "отмороженная" Хе Ми со всех сил старалась не зареветь... Если бы звучала музыка, она сумела бы отвлечься от слов, но не в этот раз. Наскоро вытерев предательскую слезинку, она отвернулась к окну и попыталась вспомнить нечто, что сможет отвлечь от грустных мыслей. "Точно! Хван Тхе Ген!!! Зазнайка, зануда и... ну у него и лицо!!!!"
- Сухарь... - не выдержала конкурсантка и скривилась, продолжая сверлить взглядом своего сонбэ. "Пусть испытает хоть какое-нибудь неудобство, а то все сам да сам нас мучает!" Когда Алексис закончила, Хе Ми шкодно ей улыбнулась, слегка прикусив язычок и жестом показала "класс", подняв большие пальцы вверх. Естественно, лестных комментариев со стороны парня не последовало, да этого, очевидно, уже никто и не ждал.
- На сегодня хватит.
"УРА!!!!" В мыслях, Хе Ми уже танцевала дикую польку, подхватив под руки всех присутствующих, а наяву потерла ладошки и вскочила со стула, опрокинув при этом подставку для нот.
- Упс... Дико извиняюсь... - пробормотала она, хотя даже это не сумело избавить девушку от радости. Долгожданная свобода была не за горами, а тот факт, что ее личное занятие еще не скоро, вселяло надежду на то, что ближайшие дни будут свободны и ей удастся выйти в город.
- Тэран! Отлично спела, молодец! - выходя из студии, заявила Хе Ми, да так громко, чтобы все об этом услышали.

---> Фотостудия

Отредактировано Lee He Mi (7 июля, 2012г. 07:56:27)

+2


Вы здесь » A.N.JELL: Ты влип! » ◦Корпорация "A.N." » Студия В


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC