A.N.JELL: Ты влип!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A.N.JELL: Ты влип! » ◦Корпорация "A.N." » Гримерная и костюмерная


Гримерная и костюмерная

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://znyatastudio.by/images/z_003.jpg
http://s3.uploads.ru/t/RaG65.jpg

0

2

А в грязных штанах ходить и вовсе не хотелось. Они гадко липли к ногам, это ужасное ощущение дискомфорта и мания о тысяче прикованных к тебе, неряшливому, взглядов, смеющихся, смотрящих с отвращением. Бррр.. Пересекая переполненный холл, Тхэ Ген передернул плечами от ужаса, и раздраженный и угрюмый перевалил направо, за угол. Позор! Какой позор! На глазах у сотни людей быть облитым кофе, ад еще кем?! Кем, какой-то выскочкой из Китая! да кто она вообще такая?! Теперь придется смывать с себя это "пятно" год, не меньше. Ха, целый год! Кошмааар, кошмаааар! В руке все еще болтался бесполезный телефон. Зачем президенту Ану мобильный, если он его постоянно отключает?! И что у него за срочное дело, в разгар записи на кастинг? На минутку остановившись солист еще раз брезгливо отряхнул давно уже не стряхивающийся кофе с джинс и поспешно вполз в интернет. Десятки включенных камер в трагикомический момент пятнадцатью минутами назад. Его фото уже наверняка плавают на просторах сети, а антифанаты спешат поскорее их откомментировать. Черт, ну что за день! Полминуты ожидания, длящиеся вечность. Можно конечно понадеяться, что охране не зря платят и все видеозаписи и фото были изъяты вовремя, но волнение все равно подступало к горлу, сгущая тучи над мрачным лидером. Оказалось что пока ничего нет. Ключевое слово "пока". Нырнув направо в костюмерную, Тхэ Ген наконец-то ощутил, что может побыть один. Этого хотелось с восьми утра, но все как-то не удавалось. Выбросив телефон куда-то на кресло, лидер зашел за плотную белую ширму, скромно отделяющую вешалки и полки с костюмами от уютной зоны с двумя креслами и диваном, на которых костюмеры и гримеры валяются в свободное время. Хорошо, что Тхэ Ген не работает в театре, было бы весьма неудобно, если бы в огромной гардеробной висели костюмы Отелло, одного из мушкетеров или еще чего доброго Джульетты. Одежда на сегодня была подобрана идеально, разбавлять ее чем-то неподобающим вовсе не хотелось, поэтому кореец залез в шмотье по самое не хочу, в поисках идеального варианта... ну или хотя бы более или менее сносного. Чо Минг. Я тебя запомнил. Твоя неудача, что тебя взяли ударником в группу. Ты думаешь это шуточки?! Стаскивая с себя грязные джинсы, насупленный и сосредоточенный, солист проклинал глупый мир и глупых людей, которые большей частью его окружают. Его, откровенно говоря, дерьмовую ситуацию со здоровьем, этот никому не нужный проет президента Ана. Хэ... Ко Ми Не.. Ты всегда появлялась в такие моменты рядом. И становилось легче.. Испорченные штаны выбросил в корзину. Без разницы что там лежит, стирка или мусор, сейчас об этом хотелось думать меньше всего. Обновка была почти в пору, немного тесновато на поясе. Кажется это из арсенала костюмов Джереми... Ну или нет. Словно зомби, Тхэ Ген переполз к дивану, плюхнулся на него, будто весил 150 килограмм и прикрыл рукой лицо в позе все еще слегка напоминающей фейспалм. Две минуты, две минуты и все.

0

3

Лин Мэй шатало, как осенний лист на ветру. От гула собравшейся публики на кастинг и беспредела, который творился в толпе фанатов, у девушки раскалывалась голова. Мало того, что она опоздала, так еще и нет никакого плана по захвату власти в кругах звезд. Правило: придумаем на месте, в этот раз не действовало.
Запихав щеки конфетами, как хомяк, Лин натянула кепку по самые глаза и попыталась пробраться сквозь охрану и толпу людей. Она, как всегда, ставила свои интересы превыше других. Ну и что, что они пришли на кастинг и тоже мечтают о встрече со своей любимой группой? Мэй, причмокнула языком и наглым напором стала распихивать фанатов, пробираясь к узким коридорам, которые охранялись сонными охранниками.
В кармане широких джинсов у нее было несколько баллончиков с краской для граффити. Все же сырой план изначальный у нее был – опять-таки напакостить и таким образом запомниться. В какой-то момент вся публика заорала, защелкала фотоаппаратами и стала бушевать. В этот момент уязвимы были и охранники. Тогда-то Мэй и проскользнула в коридор.
«Куда дальше? И как отсюда потом выбраться? Это же если поймают, заставят платить штраф и на меня ополчаться все фанаты! Мамочки! Главное твердить, что эти руки ничего не разукрашивали, а баллончики вообще не мои. Первый раз вижу. Ничего не знаю. Я туалет искала, имущество не портила. Кто крайний? Антифанаты. А я ангелок не при делах».
Сердце так колотило, что, казалось, сейчас упадет вниз. Адреналин в крови зашкаливал. Это ее особо привлекало. Риск и авантюра. После наказания в университете скука болотная настала в жизни. А тут такие испытания.
Лин подняла голову и прочитала надпись на двери: «Гримерная». Подходит. Можно начать отсюда, а там насколько краски и фантазии хватит. Мэй достала из кармана баллончик с салатовой краской, дернула за ручку и на цыпочках вошла внутрь. Ее аж передернуло, когда она увидела Тхэ Гена расслабившегося на диване. По телу прокатился заряд, будто ее током шибанула. Если бы не кепка, то и волосы стали дыбом. Дар речи пропал, голос застрял где-то в горле.
«Это ведь… это он… Черт, что делать? Думай, думай. Снова под дуру закосить или воспользоваться шансом?»
Ее взгляд медленно перешел к собственной вытянутой руке с баллончиком, потом на солиста, снова на баллончик. Влипла. Сняв с головы кепку и попятившись чуть назад, Лин выплюнула горсть конфет в кепку и стала мостить баллончик в карманы. Из-за дрожи в руках, он никуда не влезал.
- Оу, - еле выдавила Лин, облизывая сухие губы липким краснючим языком.
Глаза так расширились, как у героев аниме. Она даже не моргала. Шок не проходил, но надо было что-то делать, что-то говорить. Как-то выкручиваться. Ведь она мечтала стать танцором их группы, глупо сейчас сбегать.
«Он явно думает, что я сума сошла или, что я наглая фанатка, лишенная совести. Дыши глубже, без паники».
- П-п-прости, я это… думала, тут никого нет. А тут ты…
Девушка закинула руку за спину, пусть хоть баллончик не на виду будет, а то совсем безвыходная ситуация получится.

+2

4

Тааак, дыши глубже, Хен... Все прекрасно.здесь никого нет. В мире вообще совершенно никого нет. Ты на берегу океана, перед тобой только бескрайние просторы морской глади, синее небо и чайки. Они даже не кричат, а просто парят. Морской бриз бьет тебе в лицо и ты поешь, о красоте, которую видишь перед собой. Сам себя успокаивая, Тхэ Ген погрузился в свою мимолетную мечту, абстрагируясь от внешнего мира, приводя дыхание и сердцебиение в порядок. В голове плыла мелодия, спустя пару секунд он даже смог мычать ее себе под нос. Вырисовывалось неплохо.. Новая песня? Мир вокруг приобрел новые краски, пастельные оттенки голубого, белого, медленно плывущего перед глазами плавными линиями. Войдя практически в медитативное состояния, Тхэ Ген даже не сразу заметил вошедшую в костюмерную девушку. Сначала это был щелчек двери. Хен честно думал: всякий кто его увидит здесь - пройдет мимо. Не придав этому значения он даже глаз не открыл. Но потом было легкое шуршание, странные звуки, похожие то ли на чавканье, то ли хлюпанье, а потом и вовсе характерное "оу". Оу?
Корпорация была полным полна самых разных сотрудников, от уборщицы до финансового директора, и зайти сюда мог кто угодно. Менеджер Ма? Нет, тот наверняка не может заставить себя покинуть толпы симпатичных девушек, да и зачем? Чтобы наткнуться на озлобленного солиста? Ха! Джереми? Кстати, где он? Тот и вовсе затерялся где-то у парадного входа в корпорацию. Как бы его не затоптали...
Лениво подняв голову, лидер не спеша обернулся по направлению к источнику шума. Нервно потирая висок, кореец перевел взгляд с унылого паркета на вошедшего, изначально и без особой причины поглядывая на него исподлобья. Оказалось на нее. Миловидная девушка, приятной наружности. Правда немного неряшлива... впрочем, как и все, кто не является педантом и чистоплюйкой. Хен мог бы возыметь приятное впечатление о ней, ну или хотя бы нейтральное, если бы не покосился на оную именно в тот момент, когда в кепку изо рта полетели конфеты.
- Прелесть, буквально апофеоз, аайщщ, - приплыли. Отшатнувшись так, словно его в лоб ткнули пальцем, солист скривился и поджал губу. Вопиющее зрелище! Как неэлегантно, как сказал бы мой один старый друг. Потерев пальцы друг о друга, словно стряхивая грязь с рук, Тхэ Ген постарался абстрагироваться от того, что только что произошло. Недоверчиво повернув голову обратно к незнакомке, в страхе, что сейчас повторится что-нибудь подобное. Ну или похуже.
Из ее немногословного обращения к Тхэ Гену выяснилось ни больше, ни меньше, чем ничего. Возможно, барышня переволновалась. Но с таким хен сталкивался и не раз, и на работе, и на концертах или даже просто на улице (последнего вообще лучше избегать). Не прощу. Она думала, что тут никого, ха! Оно-то понятно, что здесь не чья-то спальня и даже не женская баня, стучать перед входом никто не обязан, но можно было! Девушка явно растерялась, ее бегающие глаза вызывали у солиста зевоту, а невнятное объяснение причин возникновения в костюмерной еще большее уныние. Девушка тщетно пыталась спрятать какой-то алюминиевый баллон, да и вообще, казалось, готова провалиться сквозь землю, лишь бы подальше. Парень проследил за ее кривым телодвижением и попытке спрятать баллон за спину. Да, а то я его не видел. Вскинув брови в невыразимом недоумении он щелкнул пальцами (может быть так она придет в чувство), затем сложив руки на груди задал вполне себе логичный вопрос:
- Ты кто? - Работаешь здесь или как?

+1

5

«Мой отец поседеет, если увидит в криминальном чтиве заголовок: «Лин Мэй – дочь мирового судьи, была арестована при попытке вторжения в частную собственность звезд группы A.N.JELL». Скандал, слезы матери и позорище до конца моих дней».
Лин закрыла глаза и тяжело вздохнула. Она до сих пор держала кепку, как уличный попрошайка, а не танцор, другая рука прикипела к баллону. Никакой романтики. А ведь она в одном помещении со своим кумиром, с красавчиком от которого все мысли в голове путаются.
«Соберись, ты же с театрального универа. Где-то глубоко во мне есть еще актриса, помимо танцора из запасной лавки. Импровизируй, как на батлах против наглых морд, которые хотят потеснить меня. Но я все же круче!»
После длительной раздумий, Мэй снова обратила внимание на недовольного солиста. Пожалуй, сплевывать конфеты в кепку было слишком, но так бы она вообще с ним разговаривать не смогла. С набитым-то ртом. Как истинная фанатка, Мэй знала, что Тхэ Ген помешан на чистоте. Она хотела опять было сказать что-то из своего репертуара: упс, йе или чет еще. Но надо было перевоплощаться на другой образ. Жаль, кепку на голову больше не одеть. Лин положила ее на стол с разными инструментами для макияжа и вытерла руку об штанину. Баллон она все же смогла сунуть в задний карман джинсов и натянуть ехидно-пофигистическую улыбку. Внутри она, конечно, писала кипятком от того, что встретила Тхэ Гена и хотела пищать от восторга, но чувства напоказ не для нее. Она и так показала свою слабую часть, сдрейфив перед ним, как одержимый фанат.
В ее остроумном уме уже крутились шутки, наподобие того, чтоб спросить в ответ, кто он. Тогда б парень ее точно вытолкал из гардероба, но играть на нервах солиста она не хотела. Просто бунтарский характер о себе напоминал.
- Лин Мэй, - спокойно представилась девушка, окидывая беглым взглядом корейца. – В далеком будущем собираюсь танцевать в ваших клипах и на концертах, - с гордостью в голосе добавила.
«А дальше то что? Наврать с три короба, как всегда получается. Тхэ Ген явно уже думает, как я сюда попала и какого черта пошла в гримерную! Ну же… актриса… проснись и бодрствуй… нэ?»
- А ты чем-то огорчен? Хочешь, станцую для тебя, чтобы скрасить на несколько минут твое одиночество?
«С чего ты вообще взяла, что ему одиноко? Кто за язык тянул? Хотя это мой шанс станцевать или вылететь отсюда с быстротой пробки от шампанского».
- Или хотя бы поднять настроение, - поправилась девушка, теребя висящие шнурки на джинсах. Мелкой тревоги унять она все же не могла.

Отредактировано Lin May (2 июня, 2012г. 23:08:25)

+1

6

С виду девушка смахивала больше на сотрудника корпорации AN.Здесь таких не мало, гримеры, костюмеры, принеси-подай-почухай, организаторы, менеджеры, режиссеры, звуковики и фотографы... Разве что нейрохирурга нет, хотя если поискать, то вероятность того, что у кого-то завалялся такой диплом исключать нельзя. Из двух вариантов - фанатка и сотрудник, Тхэ Ген склонялся ко второму. Как фанатка могла попасть аж сюда? Кто бы ее пустил? Это раз, два - большинство из кровь из носа пускающих особ противоположного пола, причисляющих себя к фанатам a.n.jell, сразу же кидаются на них, и если повезло, не вешаются, а начинают налегать с криками и визгами "ооооо, я твоя самая-самая верная поклонница", расталкивать кулаками окружающих, лишь бы обратить на себя наибольшее количество внимания кумира. Для этого они всегда хорошо одеваются, насколько им то позволяет чувство вкуса или денежный эквивалент, причесываются, "наводят лицо" и только тогда выходят на тяжелую тропу фанатизма. Нельзя сказать, что барышня выглядела дурно - все было при ней, не шибко вызывающе, не скромно  и с ноткой оригинальности. Но Тхэ Ген бы ее так не одел, ясно. Тем более, что первый аргумент о непроходимости оранного отдела корпорации все же брал верх.
Уставившись на незнакомку, он процентов на шестьдесят ждал расписных извинений, скромного "я тут за оборудованием зашла, убегаю" и аривидерчи. В конце-концов, солист не должен знать каждого работника корпорации, тем более по именам и еще более вести с ними светские беседы в костюмерной. Но нет, сорок процентов - это много. Нежное создание оказалось не сотрудником, а кем-то непонятным. Танцевать? То есть тебя уже наняли? Или ты будешь проходить кастинг? Что это за подача информации вообще?! Но после предложения станцевать мысли лидера побежали совсеееем в другую сторону.
- Во? - Известно, что Тхэ Ген обладатель выразительной мимики, по которой можно прочесть все мысли и каждое отношение в частности. Так вот читай: "умом тронулась?", ну или "перепутала?" Потоптавшись на месте от нахлынувшей волны недоумения солист даже как-то не сразу понял, что это всего-то навсего предложение потанцевать. Но округлившиеся глаза предательски сдавали. - Мы не в клубе, я приват не заказывал. - Надменно фыркнув, Тхэ Ген странновато хихикнул и манерно замахал правой рукой, оценивая ситуацию как абсурдную или из ряда вон выходящую.
Огорчен? Ну! Стоит ли расстраиваться из-за  бездарности окружающего мира. Меньше всего мне хочется, чтобы меня кто-то утешал, веселил, поднимал настроение или возложив руку на плечо рассказывал, что все наладится и образуется. Не лезь мне в душу и я не стану плевать в твою.
- Я работаю, - не слишком резко, но и достаточно твердо ответил Тхэ Ген. Любой воспитанный человек поймет его тонкий намек на то, что переводить настроение из рабочего в какое-то другое русло не стоит. - Ты если танцуешь -  иди вниз на кастинг или куда там, по своим делам. Мне без разницы. Показывай свои таланты людям, которые способны их оценить. Так стоп. Разглагольствуя о дальнейшем направлении Лин Мэй в сторону ее повышения по карьерной лестнице, парень на минутку остановился в своих добросердечных советах. Даже если она пришла на кастинг, вход на второй этаж им точно закрыт. И вот тут становится выбор - выгнать в шею или вежливо выпроводить. Возможно, Лин Мэй все же удалось его приободрить: он всего лишь сунул руки в карманы и мягко произнес:
- Тебе лучше вернуться на первый этаж, посторонним нельзя здесь находиться и охрана скоро тебя найдет. - После этого Тхэ Ген не распыляясь на прощания или даже легкий кивок, переключился на свой телефон, чтобы совершить очередную тщетную попытку найти президента Ана.

+1

7

Лин Мэй совсем повесила нос, как бы культурно Тхэ Ген не просил ее покинуть место своего уединения, это было все же неожиданным для нее поворотом. Она хотела станцевать, обрушить на себя хоть немного внимания и помочь солисту, который явно херней страдает в костюмерной, а не работает.
«А чего я ожидала? Что Тхэ Ген зааплодирует и скажет: «Да, конечно, станцуй, а то я тут с тоски и грусти помираю. Я же так опозорился пять минут назад, мне бы сейчас просто об этом не думать». Спустить с небес на землю. Надо переходить к другому плану. Я могу спокойненько отсюда уйти и пойти разрисовать, например, место, куда лучше этого».
Лин разрывалась между тем, чтобы уйти и чтобы остаться и продолжить надоедать своему кумиру. В двух схемах были  минусы. Уйдет – упустит свой шанс, не попробует довести Тхэ Геа до белого колена и не уговорит рассмотреть ее, как танцора немедленно. Останется – разозлит звезду и вылетит с корпорации в сопровождении охраны. Мэй была слишком гордой, чтобы проглотить обиду и забыть слова о приватном танце, но и таким образом запомниться она не хотела. Как тогда она попадет в состав танцоров группы? Тхэ Ген может запомнить ее и просто сказать свое «нет», прощай мечта.
- А похожа на ту, которая танцует приватные танцы в сногсшибательных нарядах? – в голосе был вызов, но ведь на колкие слова она не перешла.
Ее пребывание в корпорации A.N явно станет сенсацией. Если ее выведут под руки, на сайте будет большими буквами написано: «Одна из фанаток A.N.JELL провела с Тхэ Геном в гримерной больше получаса и остальное компрометирующее бла-бла-бла». Конечно, было не поздно попросить прощение, низко покланяться, изобразить смущение и культурно уйти. Но, как-то уж совсем скучно. Никакого духа авантюризма.
«Значит, ты не способен оценить талант танцора? Что ж ты любишь, кроме рояли и музыки?».
Лин Мэй уселась на длинный стол с разложенными пудрами, тенями и прочими приспособлениями для макияжа. Прямо рядом возле своей кепки. Вытащила баллончик, ибо на нем жестко было, и стала мотылять ножками в разные стороны, будто дома сидела. Ну, наглеешь!
Солист был явно уже утомлен ее кратковременной компанией. Даже уткнулся в телефон, мол я действительно занят. Лин достала свой телефон, набрала на экране экстренную кнопку отца и зависла в раздумьях нажимать «Звонить» или нет. Было очень легко пробраться в танцоры группы. Звонок отцу, заявление о домогательстве Тхэ Гена и шантаж. Либо подсудное дело и позор еще круче или сотрудничество. Но за что бедолаге такое? Он ведь ее кумир. Но путь бы был самым легким. Она бы добилась популярности, потом бы ушла в другой коллектив и была бы успешной. Какой только ценой? Тхэ Ген бы до конца дней ее призирал.
Подобрав кепку, Лин выкинула все конфеты в мусорку, сложила головной убор пополам и прикрепила к джинсам. Потом закинула в рот жвачку, стала с ногами на стол и потянула подтяжку на штанах.
«Такс, сейчас надо действовать быстро и сваливать, пока пинком под элегантный зад не вышвырнули».
Поболтав краску, Лин нажала на колпачок, и салатовая краска стала растекаться по выкрашенной стене, рядом возле зеркала. Мэй нервничала, поэтому рука немного дрожала и надпись не очень ровно выходила. А написала она: «Люблю Тхэ Гена». На рисунок времени не хватало, поэтому Лин спрыгнула со стола, надула шар из жвачки и клацнула, подмигнув парню «Сама Занятость» и дернула ручку двери.
- Промежуток времени между вызовом охраны и моей поимкой будет продуктивным, - хихикнула девушка.

+2

8

Если у тебя есть два варианта - всегда нужно выбирать первый. Ибо второй - это снисходительноть и сомнение, эдакое смягчение обстоятельств. Не нужно ожидать от людей доброго отношения, проще будет, если ты сразу откажешься от подобной ложной мысли. Вот и Тхэ Ген наступил на грабли, которые мог бы и обойти. Поддался искушению быть любезным и сверхвежливым для себя самого. В том можно в соты раз обвинить затею президента и неверную мысль солиста о том, что он мог бы вести себя ровно с конкурсантами. Прежде всего стоило выяснить, кто она, Лин Мэй. Предъявите документы, цель визита, справку об отсутствии инфекционных заболеваний, справку об адекватном функционировании центральной нервной системы и только тогда вести с ней какой-либо разговор, будь то даже односложное исчерпывающее предложение. Вместо этого лидер попытался объясниться и получил, что заслужил.
Слушая гудки в телефоне, Тхэ Ген ожидал пока гостья раствориться в дверном проеме и оставит его наедине с монотонными однообразными звуками в динамике. Но нет, сначала та, будто подражая, тоже вытащила телефон, можно было подумать, что хочет сфотографировать солиста a.n.jell на память, но вскоре его отложила и сделала то, чего делать явно не следовало. Действие началось с вытряхивания конфет в мусорный бак. На миг Тхэ Ген даже прищурил один глаз в страхе, что она ее липкую сейчас натянет обратно на красиво уложенные волосы. Но какое ему собственно дело?! Давай, передвигай ногами. Только тогда, когда девушка оказалась на столе, он перескочил через себя и открыл рот.
- Эй, ты что делаешь!? - Поздно махать руками. Адскую машину, умело маскирующуюся под скромной личиной ангельского существа, было уже не остановить. В ход пошел именно тот аллюминиевый баллон, неуклюже прятанный за спиной. Спешно размахивая им то вверх, то вниз, Лин Мэй оставила собственное "фе" большими зелеными буквами на белой стене костюмерной, залезая на большое зеркало, обрамленное подсвечивающими лампами. На лице лидера сменилась череда эмоций: от возмущенного происходящим и ненавидящего, до ошарашенного и обозленного на обстоятельства. "Люблю Тхэ Гена". Если бы там было написано признание ко всему коллективу было бы не так несносно. Тхэ Ген знал, что его обожает добрая женская половина корейской молодежи, да и не только корейской, и что это всячески проявляется повсеместно. Но такие вещи всегда кажутся недосягаемыми и безобидными, если не происходят на твоих глазах. Белааая стенаааа! Свежевыкрашенная, зачеееем? Совсем крыша поехала?! Неуправляемые фанаты. Они буквально повсюду. После такой выходки не только девушку ждет административное наказание и табу на приближение к a.n.jell в радиусе двухсот метров, но и ту смену охраны, которая, видимо, спит на своем рабочем месте, вместо того, чтобы выполнять хотя бы элементарные обязанности. Хулиганка, после своего злодеяния, поспешила сбежать, но тут уж извините, врешь - не уйдешь! Парень наплевал на то, что не его это забота - отлавливать нарушителей порядка по всей корпорации, что не в его стиле бегать за девушками и хватать их за локти, перепрыгивая диваны. Но вернемся в начало - не нужно было плевать на вымученную вежливость. Едва не споткнувшись о предмет мягкой мебели, Тхэ ген сорвался с места и настиг Лин Мэй уже в коридоре. Совсем не ласково сжав ее руку, он грубо остановил барышню, притормозив на собственных кожаных ботинках. Он смотрел на нее так, словно сейчас потащит на заклание тысяче демонов и будет с упоением наблюдать за тем, как ее вываривают в котле со смолой.
Правда костюмерная - то не преисподняя, и вместо тысячи демонов пока только узник и каратель в одном лице. Затолкав фанатку обратно в гримерную, Тхэ Ген с грохотом захлопнул дверь. Лидер прекрасно понимал: поведет себя грубо - получит вместо фаната антифаната. Но спускать с рук ей подобную выходку - значит себя не уважать. Представ перед ней во всей своей грозности, лидер был более чем серьезен.
- Ты думаешь тебе это сойдет с рук? Пришла, порисовала, ушла?! Корпорация - юридическое лицо, перед которым ты будешь отвечать. Охрана имеет полное право поместить тебя за решетку до выяснения обстоятельств. Здесь повсюду камеры и я - свидетель. Думаешь это шуточки? Детские забавы? - С каждым словом он говорил все громче и быстрее, что несомненно свидетельствовало о раздраженности. И все отимени корпорации. А как же ты сам, хен, адресовано-то тебе..

+1

9

Смыться не удалось. А ведь она даже половину баллончика не выпшыкала на свеженькие белые стены. Досада. Шалость не удалась. Фиаско. Лин готова была зареветь, как маленький ребенок. Мало, того что написала признание, казалось бы, должно быть приятно, так ее еще и ругают. Если б она не шаталась на улицах с парнями, не была гипкой и сильной из-за трудных трюков, она бы заверещала и показалась хрупкой. Но Мэй за грубые движения могла и врезать по самому сокровенному, и пофиг на последствия. Но девушка не стала отмахиваться, даже руку не вырывала. К ней же прикасался Тхэ Ген. Она таяла, как сахар на языке. Это ее самый счастливый день, хотя нет. Лучше будет, когда Лин станет звездой уличных танцев. А пока это ее маленькая радость.
«Что ж ты не отпустил меня? На камеру своей мардашкой я покрутила, следы нарушения порядка оставила. Оставил бы разборки полиции нравов и все дела. Зачем такая грубость, лекция и внимание моей персоне? Еще заставь меня сейчас перекрашивать стену и смывать краску. Это ведь в твоем стиле?»
Тхэ Ген тараторил, как судья при обвинительном приговоре: четко, быстро, бесстрастно. Ноль сожаления к преступнику. Казнить, одним словом. Лин так захотелось запихать щеки конфетами и не слушать солиста, который словами расстраивал ее. Везде ее отчитывали… дома, в университете, и тут влетело. А выход был так близок. Надо было быстрее сматываться. Но разве Тхэ Ген дал бы незаметно уйти? Он чуть на полу не распластался, когда пытался поймать шуструю девчонку.
- Поправка. За решетку меня могут поместить, если я совершила преступление, хотя бы средней тяжести и припадаю под криминальную статью, - недаром она дите юристов, диплома нет, но что-то, да есть в голове. Да и столько раз она портила чужое имущество и рисовала граффити на серьезных зданиях, что уже б должна была пожизненно сидеть.
«Ему все равно, если бы я сидела в ванючей камере за признания ему в любви и ревела? Ему все равно… Печально, однако. Но, что я должна была сделать, чтобы обратить его внимания на себя? Смотреть, как я танцую, он не захотел. Разговаривать тоже. Стоит быть такой же грубой с ним сейчас или постараться загладить? Но он уже меня ненавидит. Зачем еще позорится? Танцевать я, явно у них, не буду. Он меня теперь запомнил. Придется искать другую группу, но я должна догнать по популярности его. Утереть нос...»
Лин прикусила нижнюю губу, слезы стали подступать к уголкам глаз, но реветь она не собиралась. И не с таких ситуаций она сухой выходила. С чего бы в этот раз не выкрутиться?
- Сойдет, - спокойно ответила Лин, и стали дергать руку, чтобы освободиться от стальной хватки Тхэ Гена. Она передумала, в парне не было ни грамма натуры авантюриста. Скучный и занудный… и завтра она об этом всем расскажет. Пусть знают! Она толкнула другой рукой парня, не сильно, но с явной злостью.
- А ты думаешь, что все тебе под силу и благодаря звездной популярности ты добьешься всего, чего желаешь? Хочешь, я расскажу, что будет, если я окажусь в камере? Тебя обвинят в ограничении свободы другого человека, затаскают по судебным заседаниям и запятнают всю твою репутацию. Все твои доказательства могут исчезнуть в момент.
Резкая перемена от режима подростка в режим взрослого человека. Разочарование и злость делают из нее иного персонажа мира. Она много лишнего наговорила своему кумиру, но Лин терпеть не могла, когда ей угрожали чем-то подобным. Не проще ли было сразу вызвать охрану? Зачем все эти разговоры о административных штрафах?
- Отпусти мою руку, мне вечером для своим маленьких фанатов танцевать. Руки убери! – уже не скрывая досады, просила Мэй. – Уж лучше пусть будут детские забавы и шутки, чем такая серость…

Отредактировано Lin May (5 июня, 2012г. 20:42:35)

+1

10

От слова «поправка» Тхэ Гена перекосило. Наглость. Он знает, когда неправ и тогда не вмешивается, но это не тот случай, голубушка. Не нужно пытаться выставить меня идиотом, я точно знаю, что говорю, как и зачем. В своей попытке ткнуть солиста лицом в собственную неправоту Лин Мэй рисковала вызвать очередную волну негодования, хотя по хорошему это можно назвать тихой гладью существования лидера a.n.jell. Она и до этого не особо заморачивалась по поводу риска, поэтому неудивительно, что девушку несет со скоростью звука вниз по склону, как снежный ком, приобретающий метры в диаметре. Сжав кулаки, он собрал в себе всю силу воли, чтобы случайно не навредить хулиганке. Она не выведет его из равновесия, только глупый позволит поступить с собой таким образом. И даже не смотря на то, что хен пыхтел, как стадо разъяренных быков, нападать он не стал. Хах, то, что ее за решетку посадят - она услышала, а «до выяснения обстоятельств» - это так, для красоты было сказано. Прежде чем играть со мной в интеллектуальную игру «я знаю лучше, что со мной сделает ваша охрана» получше настрой локаторы.
Изначально было ясно, что девушка его не поймет. Мало кто его вообще мог понять, пока не разъяснишь все на пальцах. Ну или Тхэ Гену так казалось. Во всяком случае контакта с фанаткой не вышло. Теперь она толкала его в грудь и обвиняла в избалованности. Подобной роскоши солист не мог позволить себе с самого детства, еще когда всем известная Мо Хва Ран бросила его не понятно ради чего. И так называемая популярность - это заслуга многолетнего упорного труда, о котором может догадываться разве что Джереми с Шин У. И после этого ты называешь себя фаном? Не больно-то похоже. После легкого толчка в качестве нападения со стороны Лин Мэй Тхэ Ген усадил бунтарку прямо на позади стоящий диван. Он по-прежнему не позволял себе обходится с ней слишком грубо, но в то же время превосходил ее в весовой категории и настойчивости с примесью решительности. Барышня легко плюхнулась на мягкие сиденья, солист уперся руками в спинку дивана и подобрался к ней слишком близко, так что она могла четко видеть, как раздуваются его ноздри в обозленном ритме дыхания, или может даже ощущать его. Как говорил менеджер Ма, "из тех, кто вкладывает во взгляд всю энергию, всего себя", он заглянул прямо в ее карие очи, неспешно растягивая слова:
- Твои слова на стене адресованы "серости".
В дверь вломилась тройка значительно опоздавших охранников. Запыхавшись, с ошарашенными и обеспокоенными лицами они ввалились в костюмерную, перепрыгивая друг друга и спотыкаясь о все, что только можно. Это они делают вид, что спешили? Не отрывая глаз от Лин Мэй, он предоставил им возможность подойти к ней с двух сторон, чтобы подхватить под белы рученьки и вывести подальше от взрывного хена, но не посмели шевелиться, пока он застыл в своей угрожающей позе. Двое хлопали глазами, как наивные дети, с опаской поглядывая на двоих, между которыми так и сверкало молниями напряжение, ожидая распоряжений от третьего. Тот, спустя каких-то пару секунд, с опаской в голосе обратился к Тхэ Гену по имени. Парень не сразу оторвался от  Лин Мэй, но все равно посмотрел на дежурного по охране. Казалось бы спокойный, как удав. Но даже этого ровного выражения на лице хватило, чтобы он сделал замечание на повышенных тонах, пропитанных ядом:
- Вы из Пусана бежали сюда? Ума не приложу, на кой черт нам нужна охрана, если она не справляется со своими обязанностями. – Те странно стушевались. Двое, обступивших девушку, сделали вид, что их вообще нет в помещении, а дежурный, захлебываясь собственной слюной и воздухом, попытался что-то ответить, но, ему же лучше, был вовремя перебит солистом. – Уведите ее на первый этаж.

----> Вместе с Лин под конвоем трех охранников в холл.

0

11

Игровое время смещается на два дня. Погода меняется на пасмурную, местами с дождем. Ветрено и мерзко.

0

12

Лин припхалась в гримерку и застыла у входа. Одета сегодня девушка была в серые широкие джинсы, желтую майку и длинную белую бандану. Никакой кепки, кусок ткани, которая прикрывала бардак на голове. Рыжие, огненные локоны торчали в разные стороны и нисколько ее не смущали.
«Можно, конечно, было заплатить штраф, нанять кого-то другого для этой грязной работы. Но папаше явно надояли мои выбрыки, да еще и упустить возможность шататься по корпорации я не могла. Если Тхэ Ген меня увидит, будет явно доволен, что меня припахали убирать свои же каляки. Хотя это вовсе не каляки, а великое признание. Но в нем уже нет никакого смысла. Что там за новая группа будет? Может, им нужны первоклассные танцоры? А вообще надо думать, что я здесь не наказание отбываю, а работаю. Ведь сайт держиться на мне. Надо собрать материальчик, такой чтоб интриговал с первых строк!»
Девушка подняла взгляд на зеленую едкую надпись, да, рука явно из-за переживаний тогда дрожала. Усевшись на стул, Лин стала кружиться в разные стороны. Работать ей совсем не хотелось. Она для танцев рождена, а не для уборки. Черт! Все ведь было так круто, а теперь обернулось полной катастрофой. Еще и концерта не было на уличной площадке. Дня дня без танцев – тоска болотная. Еще и погода пасмурная, все против нее.
«Скукота!»
Отталкиваясь ногами, Лин на стуле подьехала к двери, открыла ее настеж и выйхала в коридор. Пусто. Оно и не удивительно. Сейчас Лин устроит веселуху.
- Настарт, внимание… марш! Бж…
Со всей силы девушка перебирала ногами и катилась на шатком стуле по длинному коридору, пока не услышала шаги. Тут то ноги на тормоза, стул в обратную сторону и переворот. Девушка распласталась на полу и явно сильно ударилась спиной. А еще говорят водители во всех грехах виноваты, не было б гаишников из кустов, меньше б было ДТП. Потерев локоть со скривленной мордахой, Мэй взяла стул за спинку и потащила его и себя обратно в гримерку. Захлопнув дверь, кореянка развалилась на том диване, где отдыхал Тхэ Ген и запихала полный рот конфетами. Какая досада. Начало дня, а уже ушибы. Выругавшись себе под нос, Мэй снова перевела взгляд на злосчастную надпись. Убирать все же надо. А вставать с дивана ой как не хотелось. Кто б сейчас пожалел, а не убирать заставлял?
«Хватит мечтать, сейчас придет пристав из компании и будет наблюдать злобными глазищами за моей уборкой».
Вскочив с мекста, Мэй взяла ведро с водой, мочалку, тряпки и моющие средства. Еще кисточку и банку краски. Главное штаны не заляпать! Из кармана Мэй достала плеер, включила кнопку «Play» и надела наушники.
«О, 50 чон, ой, тьфу, 50 центов!»
Настроение стало подыматься, ритм и бит стимулировал ее к танцам и приливу позитива. Напялив резиновые перчатки, девушка взяла тряпки и стала ялозить по стене, пытаясь отодрать краску. Казалось, она прожгла стену, как кислота. Никак не хотела сходить. Но Лин не сдавалась. Она поставила ведро на стойку для косметики, а сама на месте танцевала простые движения, при этом моя стену. Так ей было легче, под звуки пластинок и речетатива. Мысленно Лин пообещала себе, что зеленой краской больше пользоваться не будет.

Отредактировано Lin May (13 июня, 2012г. 13:34:01)

+2

13

Стук каблучков отражался от стен непривычно пустых коридоров. Ми Не впервые после возвращения из Африки приехала в корпорацию A.N. в необычном для себя и этого места образе. Так и не состоявшаяся монашка провела пальчиками по стене, вспоминая, как упорно скрывала, что она девушка ото всех и каждого, кто мог хоть что-то заподозрить. Больше таиться не было необходимости, Ко Ми Нам занял свое законное место, отпустив сестру в свободное плаванье. Вот только хотела ли она этого? Стала ли по-настоящему довольной и счастливой? Джемма всегда считала, что ее путь тесно связан с церковью, что она посвятит себя Богу. Но пожив другой жизнью, окунувшись в совершенно иной мир, душа Ми Не пребывала в смятении. Ей нравилось петь, нравилось играть на одной сцене с a.n.jell-ами, которые стали друзьями. И дело было вовсе не в их популярности или чем-то еще подобном. Они заряжали своей энергией, щедро отдавая ее, но и получая с лихвой в ответ. Девушке нравился сам процесс репетиций, придумывания песен, аранжировок, каких-то новых вариаций… Конечно, все это пришло со временем. Пока Джемма была в Африке, к нее было достаточно времени, чтобы подумать над происходящим с ней и в ее жизни. Там, помогая обездоленным детям, ухаживая за ними, Ми Не искренне радовалась, что может хоть как-то облегчить их участь. Но ее душа рвалась теперь к совершенно другому, такому необычному и манящему. Были ли эти мысли и желания запретными для послушницы – Джемма не могла бы ответить, но знала, что матушка настоятельница поймет непутевую послушницу. Вот только найдется ли Ми Не место в большом и жестоком мире шоу-бизнеса и так ли она стремится в него снова попасть?
Девушка вздохнула и открыла дверь гримерной, куда и шла по просьбе друзей. У тех совсем, ну прямо вот совсем-совсем не было времени присмотреть за «нашкодившей девчонкой», а у Ми Не свободного времени, судя по всему, был вагон и маленькая тележка. Она не спорила, да и вернуться в корпорацию, посмотреть, что изменилось за время отсутствия, очень хотелось. К тому же, была велика вероятность встреть опять! внезапно пропавшего брата, по которому Ми Не ужасно соскучилась. Джемма не особо на это надеялась, так как Ми Нам любил исчезать в неизвестных направлениях никому не оставляя координат своего места пребывания.
Первое, что бросилась в глаза – надпись ядовито-зеленого цвета «Люблю Тхе Гена». Незнакомое чувство кольнуло где-то в груди. Никто и не говорил, что любить звезду будет просто, но он мог хотя бы предупредить, как именно «нашкодила» девушка. Так нет же, Тхе Ген ни словом не обмолвился, когда в день ее приезда они все вместе сидели на террасе и наперебой что-то друг другу рассказывали. И конечно же, Джоли была вместе с ними, радостно облизав Ми Не с ног до головы.
- Привет! – громко поздоровалась девушка, надеясь перекричать музыку, которая была слишком хорошо слышна даже без наушников.

+2

14

Лин Мэй застыла, как горгулья во время солнцепека. Ее руки зависли в незаконченной волне, тряпка чуть не плюхнулась на пол, а по позвонку пробежался холодок. Кто-то пришел, кто-то будет наблюдать за ее работой. Лин не очень любила заводить новые знакомства, поддерживать ненужные беседу и вообще приветливость не в ее крови. Нахальство и активность – да. Она в какой-то мере была закрыта в себе, но с друзьями всегда была открытой. С Тхэ Гэном Лин тоже пыталась быть открытой. Еще раз наступила на грабли и получила шишку. Лучше молча, танцевать. Выражать чувства только в движениях. На этом баста.
Кореянка дернула за наушники и те слетели с маленьких ушек.  Она кое-как развернулась на табуретке и посмотрела на вошедшую девушку.
«Сестра Ми Нама? Очень похожи, как две капли воды. Можно будет написать в статье, что Ми Не провела с правонарушительницей несколько часов. Все фанатки от зависти полопаются. Только мне, почему-то совсем не радостно. Еще она увидела эту надпись… Сочтет меня очередной глупой фанаткой. Стоит быстрее смыть каляки-маляки и тренироваться. Пока я здесь подрабатываю маляром, танцевать лучше я не стану и деньги почти закончились. Отец так разозлился, что теперь придется на сухом пайке сидеть».
Лин спрыгнула со стула, окунула тряпку в ведро и слегка наклонила голову. Не стоило забывать, что после падения со стула спина до сих пор болела. И если Мэй давала драпаля из-за нее, то явно зря было.
- Привет, - безразлично ответила девушка. – Думаю, знакомиться ты вряд захочешь. Поэтому, если не возражаешь, я продолжу сдирать позорное граффити с белой стены, а потом открою краску, которая будет вонять на всю гримерку.
Не дожидаясь ответа, Лин выжала тряпку и снова взобралась на табуретку. Наушники она пока сунула в карман, плеер не выключала, еле слышно пока играла знакомая мелодия. Об бандану на голове Мэй вытерла руку, и приступила к своей работе. Настроение было не ахти. С ней тоже такое случается. Когда-то ей говорили, что надо так уметь танцевать, чтобы можно было танцевать даже под дождем. Так что сейчас она бы с большим удовольствием танцевала под дождем и пасмурной погодой, без зрителей, сцены и надзирателей. 
Тряпкой Лин водила круги по белой стене, казалось, только делая хуже, ибо зеленая ядовитая краска растекалась в стороны и почти не сходила. Ну и пусть, она будет здесь столько, сколько потребуется. Сглупила в который раз… но попробовать ведь надо было. Жизнь бы была серой и слишком ровной без проблем и адреналина.

Отредактировано Lin May (15 июня, 2012г. 11:13:28)

+2

15

Такой привычный путь до корпорации A.N. казался невыносимо долгим. Может быть, всему виной то, что девушка добиралась на такси, а не на фургоне a.n.jell-ов? Без них было слишком пусто. Особенно это ощущалось, когда Ми Не осталась одна в своей комнате в общежитии, куда ее любезно заселили ангелы. Это был лучший выход из сложившейся ситуации, но надолго задерживаться девушка не планировала – у нее были дела в церковной школе. Дети, наверно, соскучились, да и она по ним тоже. Джемма понимала, что не сможет все время быть рядом со своими звездами, что рано или поздно все закончится, оставив лишь приятные воспоминания. Может быть, она бы задумалась о карьере музыканта, ей рассказали о проходящем кастинге. Вот только пока Ми Не не была уверена в том, чего же она действительно хочет.
Пока экс-участница эжелов проходила по коридорам корпорации, в ее голову лезло множество мыслей, которые никак не хотели выстраиваться в логическую цепочку. Девушка думала о прошлом, о будущем и таком радостном настоящем, но вот теперь, увидев неприветливое рыжее чудо, которая яростно терла стену тряпкой, при этом вытанцовывая что-то интересное и захватывающее на шатком для таких композиций столе, настроение стремительно начало падать. И дело было даже не в буквально кричащей надписи на стене. От рыжей девушки веяло арктическим холодом. Ми Не, изначально настроенная дружелюбно и приветливо, теперь стояла и смотрела на провинившуюся и не знала, с чего начать разговор, да и стоит ли вообще его начинать.   
Не обращая никакого внимания на работающую девушку, Ми Не подошла к шкафчику, где ранились хозяйственные принадлежности, если она правильно помнила. К ее счастью, за месяц отсутствия, в гримерной ничего не изменилось. Выудив оттуда еще одну пару перчаток, Джемма одела их, подошла к столу, на котором расположилась нарушительница порядка и ее личного душевного спокойствия. Методично намочив в ведре еще одну тряпку,  девушка разулась и забралась на гладкую поверхность стола и начала тереть зеленую краску, казалось, въевшуюся в стену, чтобы каждый мог узнать о любви к Тхе Гену.
- Да уж, к чему мне желать познакомиться с человеком, которому удалось проникнуть в гримерную корпорации A.N. да еще и оставить свой след в истории? – весело поинтересовалась Ми Не, повернув голову к рыжеволосой. – Расспрашивать подробности тоже будет бесполезно?  Ты меня уж извини, я очень любопытная и наверно лезу не в свое дело.
Джемма все это время терла стену, прилагая максимум усилий. Только надпись никак не хотела исчезать. Смешно наморщив носик, девушка еще раз окинула стену внимательным и изучающим взглядом.
- Думаешь, другие энжелы не обидятся? "А у некоторых нос небеса задевать не начнет?" – с озорными искорками в глазах спросила она у не настроенной на беседу рыжей танцовщицы, кивая на надпись.

+2

16

Лин приподняла одну бровь, уж ничего подобного от девушки она не ожидала. Ее наказание – ей и отдуваться. Нависло некое напряжение, будто Мэй в этой ситуации еще и нахалка, полная эгоистка и вообще не уравновешенная фанатка. Она бы была приветливее, если бы не ждала от Ми Не такого же холода, как и от Тхэ Гена.
- Этот след скоро скроет белая краска и найдется еще какой-то умник, который захочет на мгновение что-то нарисовать на нововыкрашенном полотне.
То же самое, что рисовать на песке. Возможно, кто-то увидит и что-то почувствует. Не важно, тоску, злость, удовольствие или радость. Следующая волна унесет рисунок в прошлое, как и с воспоминаний. Лин Мэй была озорной и веселой, могла светиться, как солнышко, ведь она же человек танца. И в этом самом помещении она впервые услышала, что она похожа на девушку, которые пляшут приватные танцы. Во всей корпорации никто не умеет стоять на голове и вертеться, делать рискованные партеры на одном дыхании. Обида… почему-то именно это чувство затмило положительное отношение ко всем, кто принадлежит к A.N, как сегодняшние тучи солнце.
«Она настроена на разговор, ставит вопросы аккуратно из-за того, что я ей сразу нагрубила. Почему не скорчит мордаху уточкой, как Тхэ Ген и не вшнюпиться в телефон? Отличное занятие, не надо никому помогать».
Лин выхватила тряпку из рук милой девушки и кинула в ведро, уставившись черными глазами на Ми Нэ.
- Давай я разъясню тебе ситуацию. Эту надпись нарисовала я, не лучшая моя работа, но я нервничала. Поскольку творение мое и убирать его мне. Уборка не прекрасный досуг для того, кто не провинился. Так, что лучше присядь на диван и выпей кофе, а я справлюсь сама. Даже если мне придется целую неделю драить и красить.
Голос звучал уверенно, по-взрослому серьезно. Давно конфет не ела, давно не танцевала. Все сказывалась на жизнерадостной девушке. Ее бы воля и она бы сейчас сорвалась, сунула наушники в уши и станцевала под дождем. Чтобы стало на сердце легче. Проглотив ком в горле, Лин продолжила:
- Я не собиралась писать признания, граффити ведь это искусство, а не просто слова. Я собиралась нарисовать что-то по-настоящему красивое. В итоге нашла здесь расстроенного Тхэ Гена. Я понимаю, пролили кофе на штанину, неприятно, задеты чувства бла-бла-бла. Я же хотела поднять ему настроение, не вешаясь на шею, как фанатки, добавлю, что я не пищала и не падала в обморок от встречи. Я предложила станцевать, это единственное, что я умею делать по-настоящему хорошо. Еще больше его расстроила… Потом надпись… и вот я в черном списке. И прости за то, что так резко тебя встретила. Ты милая девушка.
Считая, что со своей задачей в разъяснения ее безумного поступка Лин справилась, она достала один наушник и сунула в левое ухо. Намочив огромную губку, и плеснув моющим, Мэй продолжила танцы на шатающемся стуле и уборку. Музыка играла достаточно тихо, так что Лин могла слышать Ми Нэ.

+2

17

Ми Не, всегда относившаяся к людям с симпатией и доброжелательностью, ожидала в ответ хотя бы половины таких же эмоций. Нет, она вовсе не думала, что в мире только добрые люди. Рано столкнувшись с суровостью и несправедливостью, Джемма все же выросла не озлобленной на всех  вся. Наверно, поэтому она не понимала тех, кто уже с первой встречи пытается показать свою неприязнь и пыталась изменить их мнение. Иногда это занимало слишком много времени, но девушка не собиралась опускать руки и отчаиваться.
- Я не удивлюсь, если ты первая, кому удалось что-то изобразить на этой скучной стене, - Ми Не посмотрела на собеседницу и снова улыбнулась ей. Тряпка была бесцеремонно выхвачена из рук Джеммы и благополучно отправлена плавать в ведро. Только вот такое в планы девушки совсем не входило, и упрямства ей тоже было не занимать.   
- Давай я тебе тоже кое-что объясню, - Ми Не серьезно посмотрела на танцовщицу. – Существуют такие вещи, как взаимопомощь, выручка, поддержка. Мне не сложно. Не хочу просто сидеть и наблюдать. Это как-то... Неправильно. Или тебе настолько трудно принять мою помощь? От этого пострадает твоя гордость? – она наклонилась и достала тряпку из ведра, как следует выжала многострадальный предмет и снова начала тереть стену, пытаясь отмыть надпись.
Бросив быстрый взгляд на собеседницу, если, конечно, «нашкодившую» девушку можно было так назвать, Ми Не заметила, то та была явно чем-то расстроена. Впрочем, это было и не удивительно. Пойманная с поличным, да еще и Тхэ Геном… Он умел быть совсем не милым. Совсем-совсем. При воспоминании о молодом человеке взгляд Джеммы потеплел. Она-то точно знала, каким мог быть лидер a.n.jell-ов, и совсем не удивилась рассказу неудачливой шкоднице.
- Когда Тхэ Ген не в духе – это ужасно…"Уж я-то знаю..."- тихо сказала Ми Не, но быстро замолчала. Ни к чему было говорить лишнего. Она до сих пор не была уверена в том, как следует себя вести с энжелами на людях, что говорить им и окружающим. Для всех девушка была всего лишь сестрой участника группы, значит и следовало быть всего лишь сестрой. 
- Постарайся не обращать внимания. Он мог задеть тебя какими-то словами или поступками «Это вполне в его духе, когда он никого не хочет пускать в свой мир… » Но это не со зла. И что это еще за черный список? Не говори ерунду, - Ми Не еще раз улыбнулась и  повернулась лицом к стене, снова начав тереть несостоявшийся шедевр. – Почему у меня… Ааа, вот дурочка…
Девушка шутливо стукнула себя по голове и выхватила из рук провинившейся моющее средство и прыснула на ярко-зеленые буквы. Так дело пошло намного лучше, и краска, пусть и с сопротивлением, начала исчезать со стены.

+1

18

Конец июня. С утра было жарко, солнечная погода и ясное небо. Вечером, после того, как скрылось солнце, стало заметно прохладней, хотя легкие отголоски духоты все еще витают в воздухе. Игровое время берет отсчет после 21:00.

0


Вы здесь » A.N.JELL: Ты влип! » ◦Корпорация "A.N." » Гримерная и костюмерная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC