A.N.JELL: Ты влип!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A.N.JELL: Ты влип! » ◦Центр города » Городские улицы


Городские улицы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s3.uploads.ru/t/5FdQE.jpg

0

2

+ две недели. Погода ясная, переменная облачность и дикая жара. На дворе градусов столько, что и считать влом. Настоятельно рекомендуется употреблять холодные напитки и сидеть под кондиционером.

0

3

Начало игры.

Июль царственно вторгался в неугомонную городскую жизнь, читай: зной как тяжелые кирпичи падал на неприкрытые головы, и заставлял жителей столицы и туристов охотиться на места в тени не меньше, чем на товары с приличной скидкой в гипермаркетах.
   Эмили с тоской рыбака, упустившего бахабу**, наблюдала, как удаляется  мерседес  своего нежданного жениха. «Вернись… о, тенистая защита тонированных стекол, желанная прохлада отлаженного кондиционера и запас минералки в мини-холодильнике. Вернись, как же тебя?.. омо! Счастье-то какое, что с языка не сорвалось: как тебя зовут? И так хватало инспекторских взглядов с утра  и сдержанного волнения, пока подвозил. Боялся, что я тебе  новую обшивку отмечу муками похмелья? Чистоплюй! Такой снисходительный взгляд,  что хоть на ручке автомобиля вешайся… Стоп! Стоп, Эмили! Ты не должна так предвзято судить о человеке. Что на тебя нашло в самом деле… Вернись, а?..  Можно я поселюсь в твоей машине хотя бы до конца дня?» - если бы не тягостная жара и не разлохмаченное настроение, внутренний монолог девушки, тем не менее целеустремленно направившейся в трансагентство за билетом в Тайпей, не приобрел бы черты пафосной трагедии с просторечной неуклюжестью. Она бы и все ступеньки пересчитала носом, когда неохотно выбиралась обратно на улицы с «плывущим» нагретым воздухом, ощутив легкое головокружение, но испугалась за свой подарок и удержала равновесие. Молодая женщина неспешно прошлась до автобусной остановки, аккуратно  сняла с плеча кожаный чехол, поставила на скамейку  и погладила его. Укрытый Фендер Ягуар ей вручил Фрэнк, когда провожал из Города Ангелов; Мун невольно прижала  указательный палец к губам, когда образ её особого друга с неуловимо-волнующей улыбкой мелькнул в сознании. В этот раз Э Ми показалось, что Фрэнк чего-то не договаривает; уж не поссорился ли с своим неразлучным «малышом»? Она коротко вздохнула и по навигатору в мобильнике, поставленному на беззвучный режим, проверила подходящий маршрут до станции метро. Торчать до вечера в аэропорту или отсыпаться в отеле не имело смысла (потому что режим сна и бодрствования сбился после тринадцати часов полета из США), поэтому  молодая женщина решила добраться до  Коян-данга** -  пополнить запас специй, да и прогуляться заодно по окрестностям.
  Руки прямо-таки зачесались взять  гитару, тем более, что до прибытия нужного транспорта оставалось минут двадцать. Изнывающие от щедрости солнца корейцы  с вялым любопытством оглянулись на Эмили, «разоблачившую» музыкальный инструмент и задумчиво перебирающую струны. Естественно, гитара без подключения и не зазвучала бы со всеми своими нюансами, но молодой женщине  само прикосновение к инструменту принесло облегчение и отогнало неприятные ощущения тяжести в голове. «Между обидой и  искусанными губами – всего лишь слово, между разбитой чашкой и затихающими шагами – лишь ночь. Ты такой торопливый. У меня не осталось сил бороться со сквозняками в доме, который..», - тихо под нос себе пропела Мун и запнулась, как и в Лос-Анджелесе, потеряв рисуемый словами образ. Музы словно хихикали где-то за плечом. Что за напасть?.. Досада не успела охватить Э Ми, потому что кто-то притронулся к её плечу. Недоумевающе девушка уставилась на европейской внешности мужчину, который пытался вложить ей в ладонь доллары. Кажется, турист был не в себе, от него слегка несло соджу. Э-э-э, голубчик, руки бы убрал, для своей же безопасности… Наклюкаться среди дня. Что за дурной тон!.. Она почти шарахнулась от случайного ценителя её импровизации, быстро убрала гитару в чехол и  ретировалась с остановки. Подумаешь – пройти пешком квартала два-три. Вместо тренировки в спортзале зачтется.
  Как только Мун убедилась, что иностранец за ней не увязался, она достала плеер. Мягкий тенор Ван Лихома под бодрый мотив*** «причесал» её нервы, заставил пойти более расслабленным шагом. Незаметно для себя Эмили стала вторить любимой песне подобием битбокса. Ноги сами собой завернули к  свободному от  прохожих пространству у скверика. Гитара оказалась прислоненной к ограде. А молодая женщина все больше поддавалась ритму, начиная с нескольких позиций локинга

***

бахаба* - рыба, которая ценна своим воздушным пузырем,применяющимся в народной китайской медицине, стоит сотни тысяч долларов и очень редко попадается.
Коян-данг - рынок специй и трав в Сеуле.
***ссылка на песню

Отредактировано Moon Emily (10 сентября, 2012г. 05:23:42)

+2

4

Лин Мэй остановилась перед светофором и оперлась об столб плечом. Так растоптано она уже давно себя не чувствовала, во всех смыслах. После вечеринки в клубе у нее болело колено, она почти незаметно хромала, на руке болтался эластичный бинт. Захотелось шоу, но какой ценой? Лин не о чем не жалела, подумаешь, стул сломался и она грохнулась, всякое бывает. Другое дело, что вчера она перекачала пресс на тренировке, поэтому чутко болели мышцы. Еще пришла идея переночевать у родителей дома. Видите ли, Рамен надоел. Лучше было не встречаться с отцом. Лин и без его слов знала, что ему до сих пор стыдно за нее. Мировой судья с репутацией, а дочка мелкая хулиганка. Неприятно… но Мэй не собиралась меняться. У нее была своя мечта, а своего она добивается любым способом.
Пока девушка витала в облаках, светофор снова загорелся красным цветом. Отчет секунд возобновился.
- Что за на-фи-г? – пробурчала себе под нос Лин, и выпрямилась, не желая вновь пропустить зеленый свет.
Лицо ее жутко скривилось, губы вытянулись, и она стала напоминать уточку. Еще и глаза пучеглазые, черные, как ночь, уставились на светофор и не моргали. Рука, целая которая, шарилась по карманам джинс. Вот оно… пальцами она ухватилась за несколько жвачек с наклейками и вытянула их. Розовые пластинки забили весь ее рот, а изображения  A.N.JELL заставили ее растянуться в довольной улыбке. Хомяк хомяком. 
- Деточка, давай я заштопаю тебе штаны, - кривляка мать девушка, переходя через дорогу и размахивая рукой во все стороны. Ведь Мэй всю ночь делала дырки на штанах и протирала их, чтоб круто было. А если бы она их ночью зашила, когда Мэй спала? Катастрофа! Неописуемый провал.
- Подтяни штаны, дочь судьи должна носить что-то более приличное, пойди-ка купи себе узкие брюки, - уже более грубым тоном начала заливать Мэй, попутно пугая прохожих своими воплями.
«Ускачи… ща-а-а-ас».
Зато был один плюс во всем этом. В кармане жилетки валялись купюры. Наконец-то, она не нищенка. Отец снова ее спонсирует. Вот оно – счастье. Надо же фотокамеру отремонтировать и новую кепи купить. Да и за спортзал платить никто ж, кроме нее не будет.
Лин свернула с главной дороги и к скверу, где как раз был в ремонте ее любимый фотоаппарат. К нему ведь прикасался сам Тхэ Ген, поэтому она любым способом собиралась вернуть его к жизни и еще кучу фоток своего кумира нащелкать. Хотя ее тайный план строился на том, что она станет звездой, и больше не будет терять контроль при встрече с солистом любимой группы. В общем, Лин, как всегда, была заряжена позитивом, относительно своего будущего.
Она подняла свой взгляд из-под кепки, отрывая его от шузов, и уставилась на персону, которая танцевала прямо на улице. Пузырь из жвачки, который она надула – лопнул и расплылся по всему лицу. В городе был танцор, о котором она ничего не знала, причем не новичок, знающий всего пару базовых движений. Лин простояла около минуты, не двигаясь, даже жвачка уже стала противно высыхать на лице и стягивать кожу.
«Знакомое лицо… хоть ты тресни… я точно где-то видела данную особу. Кто такой? На чем специализируется? О-о-о, гитара или еще какая балалайка? А вообще, какое мне дело? Я же лучше танцую. Или нет? П-ф-ф… Что за сомнения, Лин? Конечно, лучше! И нечего столбом стоять».
Лин не слышала музыку, зато четко слышала бит, который создавал незнакомец. Именно за парня приняла Мэй девушку. Всему виной короткая стрижка и отсутствие яркого макияжа. Но Лин даже не заморачивалась по поводу того, кто перед ней. Она следила за движениями рук, ног и плавных переходов между движениями. Сейчас она могла вполне опозориться, а могла и просто немного поджемить. Времени у нее все равно много, а танцоры давно не собирались на улицах. Лин повернула кепку козырьком назад и подошла ближе. Ей не хотелось скакать и качать, она выбрала папинг и начала с основного напряжения мышц под бит и волн.
«Я завтра с кровати не встану, ей богу, моим мышцам хана».
Несмотря на мрачные мысли, Мэй танцевала, сливаясь с созданным битом воедино. Она и виду не подала, что ей тяжело, смотрелось, будто каждое движение дается ей с легкостью. А волна, перетекающая на больную руку - вообще пустяк.

+1

5

Эмили подозревала, что найдутся случайные зрители, которые начнут глазеть на её порыв слиться с музыкой, при этом они поглощали  мороженое или обмахивались веерами. Честно говоря, сейчас это её  не тревожило, потому что... Вы знаете, как звуки словно особая вибрация вживляются в вены, разгоняются с кровью, мгновенно донося до мозга сигналы: move it move it? Но, конечно, это будет доступно тому, кому не оттоптал гиппопотам уши и кто не заключил вечный союз с косинусами и котангенсами или квантовой механикой, например, и кому не чуждо создавать целую картину из движений, способную не только демонстрировать пластику тела, но и передавать чувства. Мун никогда бы не согласилась с тем, что это следование инстинктам, что-то вроде архетипа ритуальных дерганий под ритм, задаваемый гипнотизирующими ударными. Заканчивая несколькими глайдами вкупе с кручением запястий, молодая женщина встала в лок как раз, когда начался проигрыш после первого припева. И обнаружила, что  танцует уже не в полном одиночестве.
  Очень симпатичная девушка в кепке и одежде, не превращающей её в спутанную нитками куклу (какими ей казались кореянки, на которых пялились молодые люди с умильным восклицанием "эгъё"), завершала "волну". При этом Э Ми сразу отметила, что напрягаются только те мышцы. которые и должны при папинге, никак не вовлекая в фиксацию спину, шею или еще что-либо. "Профессионал", - заключила про себя Мун, без разглядывания в упор успевая одобрить все округлости незнакомки  без излишков жира, аккуратные черты лица и решительный взгляд. В новом танцоре ощущался, если еще не вызов, то бьющая, как микро-разряды уверенность в том, что она прекрасна в том,что делает. Стягивающий руку бинт Э Ми тоже рассмотрела. Возможно, незнакомка получила травму, но тем более вызвала в молодой женщине уважение, потому что, превозмогая дискомфорт,  отточено и будто бы играючи двигалась. Народа, почуявшего, что происходит что-то из рода не просто самодеятельности, а заводящего энергетикой искусства, стало прибавляться. "Нравится? Но так не стойте жвачными животными, выразите свое восхищение. Знали бы, сколько боли, сорванных связок, ушибов до того, как вам будет казаться, что нет ничего проще так раскрутиться", - пронеслось в сознании Эмили, и она жестами призвала зрителей поддержать танцующую девушку, подхватывая с середины второй куплет:
- ...Ni ai de ren dao di shi bu shi wo
Shi fou zhen zheng de wo shi ling yi ge yang zi
Ru guo ni yuan yi wo xie xia wo de mian ju
Gei ni wo quan bu quan bu de wo dou gei ni...
Руки её одновременно шустро подсоединили плеер к мобильнику, и песня вырвалась через внешний динамик. Она обернулась к незнакомке, сложив пальцы в символе "ok" и довольна промолвила: "You're so damn good! Cool!* Задай им."  Нет, соревноваться с этой огненной дивой Мун не собиралась. Её зажигало не урывание титула, а током перетекающее от танцора к танцору единение в битах и мелодиях, душевный полет, если хотите,  который не виден простому зеваке. Э Ми все же выполнила crazy legs, пока шла часть с подражанием пекинской опере, а затем плавно изогнулась, как бы толкая руками голову  с одновременными наклоном корпуса то в правую сторону, то в левую, и текуче, и быстро, точно человек охвачен страстью. А потом и вовсе стала изображать игру на барабане, как раз попадая в кусочек песни:
Gei wo yi ge fan ying han han wo de ming zi
Mei hou wang de mei li tui qian lang de xing zhe
Hai zai nu li zhao chuan shuo zhong de xing fu
Yi ju dao bai rang ni ting de qing chu...
Она очень надеялась, что целеустремленная девушка  поймет её правильно. Э Ми  не рискнула пока непосредственно контактировать с ней, мало ли как та отнесется к прикосновению. Вместо этого она перешла к контемпорари, порывисто вскидывая руки и вытягиваясь в струну, расслабляясь и мягко покачиваясь всем телом в ритм. После Эмили крутанулась в фуэте и пробежалась вкруг столпившихся прохожих, подначивая их хлопать в такт музыке. Веселье могло бы продолжаться,  да только Мун приметила настойчиво пробирающегося к ним полицейского, видимо, решившего, что происходит несанкционированное собрание, и рвущегося навести порядок. Молодая женщина скользнула к незнакомке и коротко бросила:
- Цербер на подходе. Делаем ноги.., - первой как клином вталкиваясь в зрителей и "расчищая" себе и незнакомке путь к отступлению. К счастью, народ не тормозил и сам уворачивался...

* Ты чертовски хороша! Класс!

Отредактировано Moon Emily (12 сентября, 2012г. 01:39:39)

+1

6

Лин не замечала зевак, которые уставились на нее и ее партнера по джему. Конечно, она не имела привычку разглядывать свои кроссовки или асфальт во время танца, но и не смотрела на тех, кто тыкал пальцем и с кислой миной делал в своем уме заметки по поводу нее. Мэй улыбалась, превозмогая боль. Когда играла музыка, она просто перевоплощалась в другой образ. И выдуманный персонаж не хромал и не распускал нюни, а просто в совершенстве владел техникой и показывал то, что шло от сердца. А, как она себя уверила, бит сливался именно с биением ее сердца. Кореянка немного пришла в себя под движения папинга, ведь начинать танец с хип хопа она никогда не любила. Перестроившись на хип хоп, малая начала вытворять свои любимые фишка. Без раззявленных ртов и ахов никак не обойтись. Хорошо, что на одной руке болтался бинт, на него она каким-то образом всегда становилась рукой вовремя нижнего уровня танца.
«Надо бросать эту манеру – выворобушкиваться. Это же не батл, опомнись. Колену сейчас балалайка придет. Нет, отступать поздно. Еще решит, что я слабачка».
Девушка выкладывалась на полную, заставляя публику махать руками в бит и кивать головами. Она была своего рода зажигалочкой и отдавала свою энергетику публике. Продлилось это действие не долго. Услышав мягкий голос незнакомой персоны, Лин немного оторопела, делая затяжное движение. Теплого приема она не ждала. Мэй обычно всегда дерзко встречает танцоров, которых ранее не видела. Вдруг, вскоре они станут настоящей помехой на ее дороге к славе и успеху. Лучше сразу показать, кто на районе умеет танцевать круче всех. Лин, естественно, не звезда уличных танцев, есть танцоры и по круче, но и она не лыком шита. Поменяв направление своего танца, Мэй теперь, будто, танцевала только для человека, поющего энергичную песню. Ее интриговали неординарные личности, особенно способные без стеснений устроить представление прямо на улице, среди простых людей. Для многих ведь есть только батлы, кроме них ничего не привлекает танцора. Мэй была по натуре другой. Она танцевала везде, под любым предлогом. Нашелся танцор чем-то похожий на нее, даже с большей страстью и отдачей. Лин улыбнулась и подмигнула незнакомцу, подхватывая его задор. Лицо парня по-прежнему казалось знакомым, но память конкретно подводила. А по голосу и вовсе не скажешь, что перед ней именно парень. Девушка? Мэй отмахнула мысли, словом, ей было фиолетово. Другое дело, личность незнакомого человека. Эти глаза… Английские слова… что-то такое знакомое, и в то же время в архиве памяти до сих пор ничего не найдено.
Мэй увлеклась. Так было не впервой. Она построила свой мир на время трека, и никаких полицаев там не должно было быть. Только импровизация. Лин остановилась. Ее сердце из-за бешеного ритма вырывалось из груди, дыхание было сбитым и тяжелым. Глаза расширились, на лбу появилась испарина.
«Что же мне делать? Бегать я, как шустрый заяц сейчас не могу, но и отдаться на растерзание правоохранительным органам не могу. Отец меня убьет. Я снова буду есть рамен в общаге и вымаливать мелочь у одногруппников. Как же надоело танцевать за бабло у метро. Идить колотить! Куда я снова вляпалась?»
Лин ринулась в гущу толпы, следом за той, о ком ничего не знала. Стоило слиться с другими зеваками и не подавать признаков замешательства. Толпа ведь их закрывала своим тесным кругом. Их могли не приметить полицаи, шанс скрыться был велик. Мэй схватила незнакомку за руку, не желая потерять ее во время побега. Она не боялась получить за подобный поступок нахлобучку. Мэй было весело благодаря постороннему, далеко не близкому, человеку. Стоило хвататься за соломинку, коль есть шанс познакомится, да еще и сделать ноги от преследователей. Кореянка завернула на следующем перекрестке и отпустила руку танцора. Из кармана Мэй извлекла целую кучу леденцов и запихала себе в рот: так она боролась с переживаниями. Кепка съехала на бок, волосы растрепались еще пуще, а глаза бегали по сторонам, как шальные.
- Ну, ты и выдал! – коверкано произнесла девушка. – Я тебя раньше не видела. Ты не из нашего крю. Откуда взялся? Кто такой?
Лин бы еще сотню вопросов задала, если бы карамель не мешала говорить.

Отредактировано Lin May (12 сентября, 2012г. 02:20:11)

0

7

Минутой спустя после вынужденно жесткой работы локтями Мун прошипела сквозь зубы: "Чумовая! А если она потеряет силы, и так нагрузки было с лихвой... А ты понеслась".  Она бы надавала себе по голове, да только коленопреклоненного сокрушения о своей непредусмотрительности совершать было некогда. Да и вскоре её ладонь крепко стиснули и потянули из круга зрителей, оживившихся при возможной новой интриге. "Отчаянная!" - с теплотой подумалось Эмили про незнакомку. И довериться ей в направлении бега казалось разумным - молодая женщина не успела изучить местность, и тогда её надежды отделаться от блюстителя закона с треском бы провалились.

... металлический отзвук покатившей по асфальту биты, кристально-тренькающий  разрыв выбитого стекла. "Бежим", - брошенное уже в резком старте с места, так, что плечо чуть не выскакивает из сустава, когда Э Ми хватает за руку Фрэнк. И они несутся среди обшарпанных зданий, мимо мусорных баков под противно-тягучий вой сирены и отборный мат чернокожих парней. Оказаться на чужой территории среди афро-американцев ничуть не лучше, чем попасть под раздачу белым. Когда дыхание со свистом вырывается из легких, успеваешь возблагодарить Творца,что чернокожие не открыли стрельбу,а с них станется. Дробный перестук по чугунным ступенькам - только не думать, ни на секунду не бросать мельком взгляд вниз - иначе застынешь в позе распятого Христа, впечатавшись в мостовую. Несмотря на опасность, которая не пропадет по твоему хотению, вкупе с хлещущим по щекам ветром, внутри как зуд - веселье. Да, Большое Яблоко - это не только средоточие честолюбия и арена возможностей, но и большая клоака. От того, как тебе удастся лавировать между грязью и величием Нью-Йорка, зависит твой иммунитет и уровень выживаемости в экстремальных условиях. Эмили получила отличный опыт, да...

Они наконец-то притормозили на перекрестке, и девушка-танцор достала из кармана штанов горсть конфет и, странно искажая звуки, стала задавать вопросы, пристально взором изучая Э Ми. Однако, после  их дерзкого спринта чуть раскрасневшаяся, со спутанными волосами и сбившейся набок кепкой незнакомка была по-своему очаровательна. Даже эта её манера говорить как почти допрашивать, причем с набитым ртом, показалась Мун совсем не наглой. Молодая женщина едва заметно улыбнулась и запросто представилась:
- Я - Эмили Мун, вряд ли мое имя тебе что-то прояснит, потому что я живу в Тайпее, в основном. Правда, езжу туда-сюда. Танцую, играю... на гитаре, например.., - и здесь она осеклась. Сердце неприятно сжалось, а затем застучало так,что  было впечатление, будто  оно в горле застряло. "Гитара!! Посеяла... растеряха, f*** me! Наверное, уже унес кто-нибудь. А если полицейский подобрал? О, черт... да, нет, вряд ли... Фрэнк... прости... что делать? Вернуться?" - смятенные чувства отражались в её растерянном взгляде, в сжавшихся невольно кулаках.

Отредактировано Moon Emily (13 сентября, 2012г. 03:18:48)

+1

8

Лин Мэй немного успокоилась, когда сладкий сироп полностью заполнил рот и перекрасил язык в кроваво-красный цвет. Она громко причмокивала и рассматривала Эмили – протяжно, недоверчиво и нагло. Одна бровь приподнялась, губы скривились кривой дугой. Лин ушам своим не поверила. Все-таки перед ней была девушка. Лин истерически засмеялась. Чуть не поперхнувшись мелкой конфетой. Странное чувство… ее прямо коробило от собственных мыслей.  Девушка подняла руку Эмили, посмотрела на ее маникюр, длину пальцев и величину ладони, потом потянула ее за щеку и рассмеялась еще пуще. Прям аки криминалист конца восемнадцатого века: инициализирует особу преступника по длине пальцев, ушей и головы. Она бы встретив на улице такую особу ни за что бы не посчитала ее за девушку. Клины не начала б подбивать, но смущение не скрыла. В этот раз ситуация выдалась с танцами, поэтому Лин даже не задумывалась. Миловидное личико. С другой стороны, если Лин так вырядится и укоротит волосы, то ее можно тоже спутать… Хотя нет, тут надо забросить косметику и выгладить более по-пацански. А с нее хватит и широких футболок, украденных у временных бойфрендов, и джинс с отвисшей мотней. Ее, конечно, в платье не нарядишь, но даже в таких шмотках, как на ней сейчас, она умудряется смотреться по-своему привлекательно и симпатично.   
- А в тебе что-то есть… изюм что ли или эта твоя простота душевная, - заявила Лин.
«Я вообще за фотиком шла. И как мне теперь за ним возвращаться? Не изъявишь желание объяснится, мадам? Как же хочется опять в клуб».
Мэй присела на парапет и поджала одну ногу. Спину она вытянула, подобно грации кошки. Пришлось разминать кисть и перевязывать эластичный бинт. Невозмутимая боль не хотела утихомириваться и напоминала шторм со своим бурным проявлением.
«Закидаться бы таблетками, но с моими принципами остается только терпеть».
В интонации новой знакомой было что-то не так. Лин со многими людьми общалась, хоть и ненавидела их: приходилось. Она могла быстро определить гнев, тоску, растерянность и призрение. С таким она чаще встречалась из-за своих хулиганских действий.
- Играешь на гитаре? – переспросила Лин, - Ты меня пугаешь своим видом, скоро покраснеешь от досады, как вишня. Ее ты забыла в кругу джема, когда мы убегали? Я ее видела, когда ты балдела под музыку в наушниках. Стырил же небось уже кто-то. Вернемся и поищем? Только в полицию я не пойду, хоть отчасти и виновата в пропаже твоего имущества. Мне туда нельзя. Не под каким предлогом.
Лин завязала кончик бинта и встала на ноги. Ей не нравилось когда кто-то грустит. Всегда хотелось помочь, хоть чем-то развеселить. Жаль, что в многих случаях ее помощь никому не вперлась. Например, случай с Тхэ Геном о котром она вообще не любила вспоминать.
Девушка достала из кармана такую же горсть конфет и протянула Эмили, насильно и живо вкладывая в ее руку.
- Пойдем. Чем дольше мы тут прохлаждаемся, тем меньше шансов что-либо найти.

0

9

К косым и в упор взглядам невозможно привыкнуть – разумнее научиться принимать их без смятенного духа. Сколько их было: то полных возмущения, то с воинствующим недоумением, то презрительных, то почти испуганных, разных и далеко не всегда нейтральных, - Мун не сможет перечесть. Поначалу от осуждающих глаз хотелось забиться в глухой тупик, реветь, не скрывая боль за «стеной» деланного равнодушия, которая казалась довольно шаткой. Но… ей так хотелось, чтобы Фрэнк гордился ею, и она меняла свое отношение к людям, которые зачастую агрессивно реагируют на то, что нарушает их привычный мирок. Пытливый взор девушки-танцора, кривая усмешка, нервный смешок,  исследующе-бесцеремонные движения  отражали столкновение фактического и воспринимаемого. И Э Ми не могла осуждать незнакомку за недоверчивость, как и за то, что та вовсе не спешила назвать свое имя.
  - А в тебе что-то есть… изюм что ли или эта твоя простота душевная, - молодая женщина расценила это как комплимент, ведь произносившая его была точно не из «сереньких мышек».
Наверняка, девушка-огонёк на всё имела собственное мнение и, возможно, сдобренное порядочной дозой иронии. Во всяком случае Эмили так представлялось.
  Когда компаньонка по джему завозилась с бинтом, Мун прищелкнула пальцами и проверила содержимое своей поясной сумки: «Прихватила-таки… Как бы так предложить помощь, чтобы сразу не послали? Девушка-то горячая… попалась. И резковатая. Хотя в этом тоже что-то есть. Hot shot…»  Но её размышления сбились от новых тирад незнакомки, где-то с почти  незаметным подтруниванием.
- … Только в полицию я не пойду, хоть отчасти и виновата в пропаже твоего имущества. Мне туда нельзя. Ни под каким предлогом…
«Вот как?.. Конечно, мало кто рвется общаться со стражами порядка. Но не похоже, что человек испугался оказаться привлеченным за спонтанное шоу... Какие-то проблемы? Хэй, Эмили, ты еще не имеешь права спрашивать и пытаться разделить переживания… успокойся». Предложение  разыскать гитару вместе порядком удивило. «Зачем ей..? Это же моя оплошность». Но в голосе незнакомки не ощущалось дежурной вежливости.
Снова стало не по себе от мысли, что подарок особого друга Э Ми держала последний раз в руках на остановке. Молодая женщина не была суеверной, но почему-то ей чудилось, что потеря может увеличить и без того дальнее расстояние между Фрэнком и Мун, из дистанции в километры превратившись в  разлуку сердец. Эмили мысленно одернула себя, незаметно сжала кулак за спиной. Сглотнув комок, она бодро ответила:
- С гитарами вожусь, наверное, со времен старшей школы. Эта была подарком очень дорогого и близкого для меня человека. Но… кто знает… может быть,  кому-то она окажется нужнее, принесет необходимое позарез утешение? Я не стану скрывать, что огорчилась поначалу. Но… се ля ви, - Э Ми всплеснула руками и широко улыбнулась, нечего своим унылым видом беспокоить человека.
Затем она затолкала всунутые девушкой-танцором конфеты себе в рот и произнесла, прикасаясь к запястью той:
- Слушай, можешь, конечно, возразить или сказать, что я лезу не туда… Но… можно мне осмотреть твою руку и колено? У меня кое-что есть с собой, что может  снять отек и  восстановить кровоток нормально, заживить. Растяжки и мелкие травмы с танцорами знакомыми  случаются. И я у спортивного врача кое-что подсмотрела да порасспросила.., - Э Ми повлекла компаньонку по джему на парапет, не давая ей долго раздумывать, размотала бинт на руке девушки и ловкими пальцами ощупала сустав, чтобы, если что сместилось, вправить на место. Потом выудила из сумки мазь, одновременно приговаривая, - Я химию лопать не люблю, а вот всякими средствами китайской народной медицины не пренебрегаю, тем более, рекомендованными опытным врачом.., - и начала осторожно втирать снадобье в кожу. После она вложила баночку с мазью в ладонь незнакомки, добавив со смешком, -  ...штанину задирать не буду, а то еще подумаешь, что пристаю. Лекарство возьми себе, смазывай два раза в день, облегчение уже должно в течение суток наступить, дальше заживление в зависимости от того, насколько серьезно ты ударилась. Хм... я схожу, конечно, к тому месту, но что-то мне подсказывает, что инструмент от меня "ушел".  Прости, я тебя задержала, у тебя, наверное, дела... Хо-хо...что-то я аж проголодалась, да и до самолета надо бы нормально подкрепиться, а не в МакДональдсе...

Отредактировано Moon Emily (19 сентября, 2012г. 11:46:27)

+1

10

Лин представила, что бы чувствовала она, если бы фотик, до которого прикасался Тхэ Ген у нее попросту увели из под носа или украли. Забывчивость тоже один из пунктов, но она бы не забыла. Ее кумир слишком дорог ей. Почесав пятерней затылок, Мэй сощурила глаза. В мозгу она прикинула картинку. В которой выдирает патлы падлюке, позарившейся на фотик, заодно как выписывает кроссовкам в коленку кому-то. Однако же, новая знакомая быстро сдалась и это удивило танщовщицу. Она бы со всех ног бежала к месту потери и трусила бы каждого, вплоть до того, что подняла бы связи отца. Точно!
- Ты помнишь марку гитары, ее особенности? Напиши мне на листе тетрадном, я попробую ее найти. Она ведь должна будет где-то объявиться. Не думаю, что ею будут камин топить. Дорогой гитарой обычно хвастаются, а если она промелькнет где-то, я ее обязательно найду.
«Точнее батя. Пусть работает. А то никакого толку от его высокого звания. Скажу, что пропала гитара моего бой-френда, так он мигом ее откопает», - улыбнулась Лин.
Последний леденец растворился и Лин смогла обратно свободно говорить, без кривляний и свиста. Ей страшно захотелось пить. Причем желательно белого чаю, чтобы освежиться, ведь солнце так жарило, что Мэй таяла, как кусочек льда на сковородке. А после танцев ее особенно сушило. Она готова была вывалить красный от красителей язык и ловить прохладный ветерок.
«Эмили очень мягкая. Тхэ Ген бы сейчас наорал небось или скрутил губы дудочкой. А эта особа тронула за живое. И как не помочь после такого? Танцор танцору - друг. Но только если не конкурент. Кто может заслуживать в нашем мире на гитару? Никто! Не заработал – не заслужил. Никакого Се Ля Ви. Бомж, небось, какой-то волает на ней какой-то подзаборный рок. Кошмар!»
Лин ахнула, когда девушка быстро забыла про свою собственность и приступила к лечению. Мэй приподняла одну бровь домиком и снова истерически захихикала, скрывая смущение. Еще никто с ней так не возился. Всем было плевать на ее травмы. В универе она вообще аля изгой, ибо многое себе позволяет. Ни друзей, ни близких товарищей. Только такие же танцоры, как и она. Да у них и своих проблем хватает. Девушка почувствовала себя не в своей тарелке. Щеки вспыхнули, глаза потупились, а свободной рукой она схватилась за футболку и начала ту дергать в разные стороны.
«Эта девушка еще хуже меня. Как можно думать о еде, когда гитару стырили? Я б с общаги неделю не вылезала, пока не придумала, что делать».
Лин приняла банку и посмотрела на ее. Любопытно ведь, что за средства носить человек с собой, а особенно какова его цена. Ей всегда было дело до рода деятельности остальных, Мэй же искала возможные лозины к сцене. А кто перед ней она расплывчато понимала. Еще и знакомый облик…
- С-с-спасибо, - выдавила Лин.
Благодарить она не умела и никогда этого почти не делала.
- Что ж… Мне надо еще фотик забрать, тут ты права. У меня есть дела, а ты, как я понимаю, сейчас побежишь на место джема и будешь искать дорогую вещь. Если тебе надо моя помощь, ты только скажи… Ты ведь мне с моими проблемами помогла, - Лин тыкнула на баночку с мазью.

+1

11

- Ты помнишь марку гитары, ее особенности? Напиши мне на листе тетрадном, я попробую ее найти.., - Мун вскинула на незнакомку  глаза. "Она всерьез собралась искать мою гитару? Да уж... наверное, я выгляжу ... мягко говоря, лопухом для неё, раз рассиживаю здесь, а не сломя голову бегу за своим инструментом".
Но быть неблагодарной за отзывчивость девушки-танцора не хотелось, поэтому после экспресс-лечения  она похлопала себя по карманам, раскрыла в который раз сумку и достала визитницу с маркером. Э Ми быстро чиркнула название модели гитары и несколько примет на картонном кусочке со своими данными и передала его со словами:
- Вот...Фендер Ягуар, она когда-то преимущественно была для инструменталки , сёрф-рока, практически только в Калифорнии такая музыка звучала, но потом и для альтернативного рока подошла... А еще гитара хороша для музыкантов с маленькими руками, - молодая женщина улыбнулась уголками губ, сдерживая себя, а то ведь бы целую историю про инструмент поведала бы.
Компаньонка по джему не отказалась от баночки с мазью, и Мун стало как-то спокойнее, потому что из-за её, Эмили, творческих порывов девушка-зажигалка задержалась, да еще и напряжение в пробежке на травмированную ногу получила. Поскольку у незнакомки был намечен поход за фотоаппаратом, Э Ми засобиралась сама, чтобы попрощаться:
- Ты - славная. А я так и не узнала твоего имени. Но... если не хочешь - не говори. Просто, если вдруг и, правда, гитара отыщется, напиши, что ты - тот самый человек, с которым получился классный джем в Сеуле, я догадаюсь. Кстати, если надумаешь сольный проект начать или в  отобранной команде как ведущий танцор участвовать, обращайся, помогу. Без шуток. Я бы с удовольствием под тебя создала коллектив. Спасибо тебе за желание помочь, за единодушие в творчестве! Я порядком тебя отвлекла от дел. Sorry. И... до свидания? - она слегка поклонилась девушке, как-то так получилось. Потом ощутила себя неловко, поскольку они были не в формальной обстановке, а компаньонка по джему, судя по характеру общения, не стала бы церемонно расшаркиваться. - Извини... что-то я как на приеме, - она скрыла смущение за смехом.
Здесь она вспомнила, что пора бы осведомиться у своего менеджера, подготовились ли к съемке клипа в Шанхае её ребята из одного танцевального проекта, и полезла в карман джинсов  за мобильником. Отстучав сообщение: "Привет! Проблем со студией нет? Парням достали те костюмы  STAGE?", - она привычно нажала на отправку, потому что Да То, - один из многочисленных племянников по первому мужу и её бессменный практически персональный менеджер, - на удивление стоял номером один в быстром наборе, а не мама, к примеру, или любимый человек (ибо в текущий период это место было вакантно). Телефон дзинькнул как-то не так, как обычно, и Эмили вытаращилась на пришедший ответ: "Молодой человек, Вы сегодня фамильярны. Что? Какие съемки? Почему мне не сообщил Ма? И... это ж разорение!Почему  STAGE?! Ты, вообще, в курсе, СКОЛЬКО они стоят?!"  От неожиданности молодая женщина потерла шею, присмотрелась к имени отправителя и воскликнула:
- Президент Ан?! Это кто еще такой? Отец жениха что ли?! Или... вот досада! Почему я так  чертовски мало помню о вчерашнем вечере?! Ан... Ан? Ничего в голову не приходит. Нет... но не может такого быть, чтобы я не помнила, с кем контракты заключаю... Еще и Ма вдобавок... Ашшщщ! - Мун состроила гримаску, глядя на телефон как на врага.- Ерунда какая! Но я с этим Аном разберусь... со всем разберусь, но после поиска. Кажется, там, где гитара осталась, поблизости и кафе было? Отлично... сразу двух зайцев убью, - Мун заставила себя расслабиться и доброжелательно улыбнуться девушке-неформалке. - Всё, пока. И чтобы всё у тебя было amazing and great!
Молодая женщина подмигнула незнакомке и развернулась, быстрым шагом удаляясь в сторону сквера. Долгие прощания она  не любила.

==> Кафе "1010"

Отредактировано Moon Emily (24 сентября, 2012г. 04:19:30)

0

12

<== Кафе "1010"

  Гудки. Гудки занудно-однообразные и впивающиеся в мозг, как механические осы. Мун автоматически постукивала носком кроссовка по тротуару, кажется, под ритм песни Big Bang, доносящейся из машины, припаркованной у сквера. Если бы не все важные записи и основные контакты, сохраняемые на карту памяти в собственном мобильнике, можно было бы давно прекратить  эту игру  в «слабо?» и не дожидаться, когда Чжин Хёк снизойдет до ответа.
  У молодой женщины было чувство, как будто кто-то подкрался к её ангелу-хранителю, хлопнул того промеж крыльев, от чего тот подскочил на месте и отвлекся от непосредственной своей задачи – оберегать её, и вот уже колесо судьбы соскочило в какие-то ухабы, спицы покосились, а вокруг завертелись вихри. Эта помолвка точно затягивала её в самое сердце смерча, который грозился поломать весь привычный ход жизни. Но быть подмятой обстоятельствами у Э Ми не было ни капли желания.
  Уголки её губ вздрогнули в усмешке. У Мун был телефон, ей позарез нужна была связь с Да То. Какая разница, из чьего кармана будут потрачены деньги на мобильный интернет. Заодно узнает, насколько прижимист её жених. Лично ему в лицо чек брошу, если скрягой окажется…  Немедленно Э Ми «оккупировала» скамейку  в тени, и через несколько минут молодая женщина, выйдя на сайт студии в Тайпее и узнав номер мессенджера племянника, бойко общалась с ним по line. Надо отдать Да То должное, он сразу же успокоил её подробным отчетом о ходе съемок, а затем очень деликатно поинтересовался: «Сеул не слишком поразил тебя в этот раз?» Эмили догадалась, что чаянья  её  родителей уже известны среди  китайской родни, благодушно настроенной к ней, и чистосердечно призналась: «Хочу вернуться домой  и забыть всё как неуместную шутку. О, кстати, можешь мне прислать доступную информацию о корпорации AN, ссылку на официальный сайт? Здесь такое завертелось…» И Мун выложила всю историю с перепутанными телефонами и «схваткой» с петушистым модником в кафе. Выполняя просьбу молодой женщины, племянник выдал серию crazy смайликов и отписал: «Письмо в адрес президента Ана направил. Лично будешь извиняться?» Эмили повела плечами и напечатала: «Если застану, у меня ограничено время до отлета. А есть что-то существенное, что могло бы приравняться к pardon me и принести обоюдную пользу?» О своем женихе она особо не заботилась,  потому что была твёрдо убеждена, что для него, как и для неё самой, вся эта кутерьма с предполагаемым браком была ни к селу, ни к городу, и Чжин Хёк с превеликим удовольствием сбросит с себя ярмо помолвки, как только она доберется до него и вернет кольцо. Да То попросил у Э Ми времени для дополнительной информации и заверил, что даст ей знать, если отыщется оптимальный вариант, пока она доедет до корпорации, к этому прилагался подробный маршрут до центрального офиса, где должен был находиться её жених. Или хотя бы кто-то, кто будет в курсе, где его достать. На этом они прервались, и Мун открыла присланный племянником файл про AN. Она покивала головой, когда уточнила положение Чжин Хёка в корпорации, и чуть не присвистнула, завидев уже знакомый профиль стиляги из «1010», который оказался лидером популярной группы a.n.jell, о которой Эмили имела весьма смутные представления – первого «детища» Ана: «Вот уж свезло схлестнуться», - с кислой миной молодая женщина перелистнула еще одну страницу, собираясь уже перескочить перечисление  руководителей отделов, как взгляд зацепился за имя, значащееся напротив должности финансового директора. Имя, слишком опасное, чтобы хранить его в памяти. Её отбросило мощным потоком реки времени на несколько лет назад, и  стальными обручами  стиснуло грудь, поразив тем, насколько остро отзывается то, что тогда случилось:

… «… я не говорю поставить точку!» - когда же голос, такой родной и необходимый, стал резко-стальным и режущим. «Мне просто надо идти дальше. Понимаешь? Я не могу топтаться на месте, Ной! Извини, мне надо на сцену…» И разлетаются, как цветные горошины драже, разламываются в мелкую крошку под металлическими каблучками, все так тщательно оберегаемые «люблю», «нужна», «я рядом»… А потом, когда ты не запиваешь горчащим виски свою невольную обиду, а даешь волю гордой и  амбициозной львице, лишь бы она не ощущала никаких пут, тебе бросают несправедливое: «Ты меня бросила!»...


Эмили не без труда восстановила дыхание и расслабила мышцы. «Это лишь случайное совпадение. Приглядись, даже фамилия другая... Возьми себя в руки, Ной. Не хватало только тебе сломать мобильник жениху», - с самоиронией она обратилась к себе, глядя, как побелели костяшки пальцев, пока она сжимала телефон. Призрак торнадо вновь замаячил на её мысленном горизонте. Мун отрицательно мотнула головой, осторожно положила телефон на колени, достала блокнот. И сразу все отдельные куски никак не складывающихся белых стихов притянулись друг к другу:

Ты такой торопливый,
Больной от борьбы со сквозняками
в доме с  оглохшими стенами,
где стало тесно вдвоем.
Между колкой обидой
И искусанными губами -
Манекены смеются над нами в рекламе.
Умираем,
Умираем как близкие люди…
Друг другу - чужие,
как мириться на узкой кровати, уже не поймём.

Ночь – переводчик усталый  не может помочь
нам,
Между разбитой чашкой и затихающим шагом теперь только ночь

Поставив многоточие, Э Ми еще раз сверилась с указаниями Да То и без колебаний отправилась к ближайшей автобусной остановке. От себя бегать – глупо, прошлое не отпустишь, закрывая глаза… И, чтобы самой себе поднять настроение, Мун, пока дожидалась нужного транспорта, раскрыла абонентскую книгу в телефоне жениха и подкорректировала одну запись. Сев в автобус, она предприняла последнюю попытку дистанционно связаться с Юн Чжин Хёком…

==>Холл

Отредактировано Moon Emily (12 октября, 2012г. 17:41:47)

+1


Вы здесь » A.N.JELL: Ты влип! » ◦Центр города » Городские улицы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC